Колонка обозревателя

Молчание ягнят

Недавно поймал себя на мысли, что я живу одним днем, не задумываясь о будущем. Иными словами, ничего не планирую на завтра и даже утром не думаю о том, что будет вечером. И это настолько давно и прочно стало привычкой, каким-то безусловным рефлексом, что происходит совершенно бессознательно, помимо воли. Жив сейчас и - слава Богу! А завтра? А кто же его знает, что будет завтра? Вдруг останусь без работы. Тогда не смогу представить справку о доходах на получение субсидий. Потом не смогу заплатить за квартиру. И - покатился снежный ком…

У меня есть знакомая. Молодая женщина в возрасте около тридцати лет. Работает в крупном и достаточно известном в городе учреждении. (Назвать учреждение не могу, потому что для женщины это может обернуться репрессиями со стороны начальства. Да и для меня, хотя я к этому учреждению непосредственного отношения не имею, последствия будут достаточно "веселыми". Тоже специфика нашей жизни - молчание как непременное условие выживания). Так вот, получает моя знакомая зарплату меньше 1500 рублей в месяц. Живет с родителями. Ни мужа, ни детей нет. Хотя, по логике природы, в этом возрасте у нее давно должна бы быть семья и один или двое детей.
Я ее вполне понимаю - с такой зарплатой ни квартиру купить, ни детей содержать. Да и перспектив - никаких. И вот что интересно, речь ведь идет не о тунеядце, не о пьянице, а о добросовестном работнике, чей труд с 9 утра до 6 вечера оценивается государством - вот так. И будущее этой женщины, точнее, полное его отсутствие, как в зеркале отражает в себе отсутствие будущего у всей страны. Потому что даже у меня в нашем маленьком провинциальном городе таких знакомых - не перечесть. И никакие грандиозные национальные проекты этим людям ничего не сулят. Тем, у кого нет своего жилья, нет нормальной зарплаты, нет семьи и детей. Зато есть одно, ни в какой конституции не оговоренное, но безусловное правило выживания - помалкивать. А то и этих полутора тысяч вместе с работой лишишься.
На днях встретил давнего приятеля. Остановились поболтать. Угостил его сигареткой. Меня поразило, как он жадно докуривал до самого фильтра. Но вторую сигарету не стрельнул и денег взаймы не просил. Ему 47 лет. Месяца четыре тому назад он не по своей вине оказался без работы - фирма, в которой трудился, лопнула. Работу найти нигде не может, и это - с высшим образованием, аспирантурой и свободным владением английским языком. Куда не сунется, всюду возрастной ценз - на работу принимают в возрасте до 35 лет. Те, кто старше, - никому не нужны. Официально, конечно, такого закона нет. Но в реальности для людей старше сорока работы нет. Они из жизни вычеркнуты, списаны.
Вспомнился другой знакомый, инженер с огромным опытом работы. Предприятие, где работал, сменило форму собственности. Его сократили. Стал он другую работу искать. Подыскал. Все документы собрал, все прошел, осталось только собеседование. Да тут ему одна сердобольная сотрудница на ухо шепнула: напрасно, мол, время тратите, не возьмут вас - тут кадры вашей национальности не нужны. Плюнул человек на все, ушел в простые рабочие. Да и то - повезло…
По поводу предыдущей колонки позвонила мне одна пенсионерка, ироничная и умная женщина. Задело ее наше новоявленное дворянство, о котором я в прошлый раз сказал несколько слов. И вот старушка предложила идею: создать всероссийское общество бывших крепостных крестьян и подать иск на дворян с целью взыскания с них материального и морального ущерба за годы крепостного права.
Идея, в принципе, остроумная и даже перспективная. А почему бы и не создать такое общество? Пожелали потомки дворян вновь стать барами, почему бы и нам, быдлу, не вспомнить с гордостью о своих рабских корнях? Ущерба, конечно, мы ни с кого не взыщем. Но можно было бы учредить национальный орден как для потомков бывших, так и для нынешних крепостных. И вручать его, ну, например, за самый низкий доход. Ведь зарплата (не пособие по безработице) в 1500 рублей - это не оплата за труд, а подачка барина безропотному рабу, у которого человеческое достоинство просто не предполагается.
На днях брал в одном учреждении справку. Очередей не было, процедура заняла минут десять, служащая была вежлива и предупредительна. Справка представляла собой одну страничку, которую выгнали на ксероксе. Слов пять-шесть заполнили ручкой. Плюс печать и подпись. За все удовольствие я заплатил ровно 100 рублей. Единственно, постеснялся спросить у служащей, какая у нее зарплата. Не удивлюсь, если тоже тысячи полторы.
Потом шел пешком по ул. Строителей и возле автовокзала увидел рекламный плакат. На нем изображены два ветерана Отечественной войны в форме. А под ними большими буквами слоган: "Сильная Россия - Единая Россия". Возле этого плаката ощутил нечто странное: чувство, что я живу не в этой стране, про которую плакат, - а не то в эмиграции, не то в оккупации. Во всяком случае, никакой сильной и единой России я не знаю и никогда в ней не бывал. А вот страну, которую населяют люди со смешными зарплатами, бесправные и привыкшие молчать, вижу вокруг себя ежедневно. В ней и живу. Как во времена Михаила Юрьевича: "страна рабов, страна господ, и вы, мундиры голубые, и ты, им преданный народ". Классика.

А. Куклин

№396(16) 19 апреля 2006

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама