Колонка обозревателя

Метаморфозы женского дня

И хотя за окном все еще лежат снежные сугробы, календарная зима уже закончилась. Воздух все чаще становится теплым и словно наполняется ощущением грядущих перемен. А мы в самом начале весны отмечаем 8 Марта. Праздник любви и женщин. Мы дарим женщинам подарки, произносим с официальных трибун торжественные речи, говорим о любви и произносим комплименты. Конечно, наиболее нежные и теплые признания звучат обычно не в официальной обстановке.

И что действительно непросто, так это - найти неподдельные, наполненные чувствами и смыслом слова. О женщинах и о любви написано столько стихов и книг, снято фильмов, создано картин, спето песен, что выразить что-то новое практически невозможно.
Впрочем, это связано не только с женским днем. Как говорил покойный С. Аверинцев, блестящий русский филолог: "Мы живем в эпоху, когда все слова сказаны". Наверное, поэтому для нас, существующих под чудовищным грузом доступного нам и необъятного по своим размерам исторического и культурного наследия, есть только один выход - не искать оригинальных слов, а наполнять обычные, тысячи раз до того уже сказанные, искренностью и подлинностью собственных чувств и поступков.
Да и не в оригинальности дело. Превознося женщин, мы чтим основы самой жизни - человечность, любовь, семью, рождение. Мы преклоняемся перед истинно вечным и настоящим. И хотим мы того или нет, но в этом празднике, несмотря на его совершенно светский характер, есть что-то глубоко религиозное. Настоящее.
Впрочем, в начале, когда этот "день" возник, было не так. В качестве государственного праздника, а таковым он был и остался, Международный женский день изобрели в отдельно взятой стране. В остальном мире он практически никому не известен. Придумали его большевики. И подоплекой этого новодела были вовсе не любовь и уважение к женщинам. Женщин новая власть намеревалась обобществить. Что отчасти даже и удалось. Еще лучше удалось большевикам разрушить традиционные семейные устои. Основной же целью нового праздника, как ни странно, была почти животная ненависть к России и к русскому народу идеологов большевизма.
Идеологи эти почти сплошь состояли из лиц одной древней и живучей народности, имя которой сегодня обычно вслух не называют, ибо - неполиткорректно. А "международным женским днем" они назвали один из своих собственных древних праздников - "пурим", день отрезанных ушей. Едва ли не две с половиной тысячи лет они отмечали в этот день совершенный когда-то в Вавилонии кровавый государственный переворот.
Причем здесь уши? Ну что тут скажешь: еще задолго до нашей эры народ этот имел обычай отрезать уши своим поверженным врагам. Причем тут женщины? Да просто в центре того древнего заговора и захвата власти стояла женщина. Так что праздник был вполне большевистский - в честь женщин-террористок, а также в честь государственных переворотов на территории чужих стран. И что самое интересное, представители того очень древнего и очень культурного, ныне не называемого вслух народа, до сих пор отмечают этот праздник. У них он является не просто государственным, а национальным. Более того, это единственный религиозный праздник, когда правоверным гражданам разрешается напиваться. Правда, с нашей датой в начале календарной весны он теперь совпадает редко, так как у них этот день определяется по лунному календарю.
Но в России "пурим" как-то не прижился. По иронии истории в нашей стране этот ксенофобский праздник мало-помалу превратился в свою полную противоположность. Вопреки исходному замыслу интернационалистов он стал не международным и не революционным, а просто - днем 8 Марта. Идеологическая его подоплека выветрилась, а праздник превратился из апофеоза революционной ненависти в светлое и мирное торжество весны и женщин. Удивительный случай исторической ассимиляции, когда абсолютно чужой обычай менее чем за столетие стал национальным достоянием российской культуры.
Восьмого марта, как и в Новый год, мы все в той или иной мере окутаны каким-то ожиданием. Предчувствием любви и счастья, чуда, сказки - того, о чем всегда томится человеческая душа. Замечательно сказала об этом писатель и наш современник Светлана Алексиевич: "Счастье - это целый мир. Там столько уголков, окон, дверей, ключиков. Складских помещений. Это потрясающий мир, о котором мы с вами имеем весьма смутное представление. Мне один парень, вернувшийся из Афганистана, рассказывал: "Когда у меня родился ребенок, я так нюхал эти пеленки. Так бежал домой, чтобы услышать этот запах. Это был запах счастья". Когда человек любит… Или задумывается о счастье, только тогда начинается не быт, а бытие. Ты подключаешься к вечному. И хочется смеяться и плакать. Все-таки, хотя это и безнадежное занятие, хочется понять: зачем мы? Зачем так горько плачем и молимся? И ищем слова…"
По существу, 8 Марта - один из немногих действительно государственных праздников. Потому что он - о вечном, важном, человеческом. Он напоминает нам о том, что мы люди.

А. Куклин

№390(10) 8 марта 2006

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама