Неизвестная работа краеведа Василия Кудрявцева

Продолжение. Начало в «ВЕ» №№ 52, 2011 г.

Уважаемые читатели, мы продолжаем публикацию, как уже было отмечено в предыдущих номерах «ВЕ», ранее не известной крае­ведческой работы Василия Филипповича Кудрявцева (1843–1911) «Прикамский край, его памятники, легенды и предания». В «ВЕ» № 15 от 11 апреля с. г. вашему вниманию, уважаемые читатели, была представлена IX часть очерка В. Кудрявцева, в которой речь шла о Биармии и вероятной принадлежности к ней Ананьинского могильника, что близ Елабуги.

Часть Х своего очерка автор анонсирует так: «Прибрежные старинные села. — Пугачев в роли державного властелина. — Впадение р. Ика. — Два предания о Ермаке Тимофеевиче, покорителе Сибири».

Выше Елабуги, по возвышенному правому берегу Камы, встречаются два старинные села: Тихие Горы и Икское устье. Против первого села ширина Камы достигает больших размеров и именуется в народе матерью Камы. Оба эти села были посещаемы вольницею Пугачева. Сам же Пугачев шел несколько дальше от берегов, в глуби материка, проходя и там чрез многие русские и инородческие селения. Здесь он начал входить в роль державного властелина. В русских селениях он спрашивал встречающих его крестьян: «не обижают-ли начальники и писаря?». В инородческих селениях давал крещеным инородцам такой вопрос: «Не обижают-ли вас попы?» Когда в с. Алнашах один вотяк (до 1918 г. вотяками называли удмуртов, — прим. А. И.) заявил ему ничтожную жалобу на священника, Пугачев тотчас-же приказал повесить священника. Скорая расправа со властями и духовенством, в угоду народа, льстила невежественной толпе, вызывая ее на самоволие и самоуправство. В другом вотском селе, Можгах, трусливые вотяки с криками вытащили на площадь священника с женой и хотели их повесить. Только некоторые более благоразумные из вотяков успели удержать их от подобного убийства. Многим священникам пришлось, при приближении Пугачева, прятаться от своей паствы (в православии паства — обозначение верующих, не являющихся священнослужителями и живущих светской жизнью, — прим. А. И.) в лесах; лица же со властью, если не успевали убежать вовремя, платились жестоко. Так начальник знаменитых Ижевского и Воткинского заводов, немец Венцель (полковник Федор Федорович фон Венцель  / ? — 1774 /  — в 1773–1774 гг. главный командир Гороблагодатских и Камских  / Ижевского и Воткинского /  заводов. Согласно устоявшейся версии, был казнен пугачевцами в июле 1774 г. По преданию труп Венцеля закопали на берегу Ижевского пруда у одного из родников: это место сегодня известно в Ижевске как «Полковничьи ключи», — прим. А. И.), подвергнут был истязанию и предан мучительной казни; заводы же были разорены.

Ицкое или Икское устье названо так от впадения при нем р. Ика в Каму. Среди зеленой и беспросветной уремы (урема — лес и высокий кустарник, растущий в низменных долинах рек, — прим. А. И.) левого Камского берега вливается эта река, на берегах которой встречается много замечательных пещер. Впадение р. Ика, не большой, но быстрой и омутистой реки, едва заметно. Не знакомому с местной топографией легко принять эту реку за исток лугового камского озера.

Вот почему Ермак Тимофеевич, преследуемый царскими воеводами, шедшими за ним, скрылся в этой реке с своею «хороброю» дружиною. И не напрасно он искал здесь убежища. По преданию, царская дружина, после долгих поисков по Каме, сметив, куда укрылся казацкий атаман, погналась было за ним, но буря на Каме при самом устье Ика, разметала и потопила царские суда, не дав им возможности вступить в р. Ик.

О покорителе Сибири у Елабужских жителей сохранилось предание, записанное священником Кулыгинским (Петр Никитич Кулыгинский  / 1798–1855 /  — священник елабужского Спасского собора, краевед, — прим. А. И.) и переданное в истории Шишкина (имеется в виду книга Ивана Васильевича Шишкина  / 1792–1872 /  «История города Елабуги», изданная в Москве в 1871 г., — прим. А. И.).

Было время, когда жители Трехсвятского (Елабуги) и иноки монастыря, стоящего на Чортовой горе, пришли в ужас. До них дошел слух, что по Каме плывет на ладьях известный Ермак со своею многочисленною дружиной. Страх еще более увеличился, когда они издали увидали приближавшуюся флотилию. Они думали, что им не избавиться от разорения и гибели от разбойничавших по Волге казаков. Наконец казацкая флотилия остановилась против Елабуги. Ермак одну ладью отправил к монастырю; другая, по Тойме, направилась к Елабуге. Посланные от Ермака казаки успокоили жителей, сказав им, что они не воры и не разбойники, а царские слуги, и что они идут на покорение земель неверных. При этом прибавили, что они к ним зашли за продовольственными запасами, в которых нуждаются». Василий Кудрявцев Х часть своего очерка завершает так: «За таковую приятную весть, казаки награждены были хлебом, солью и другими припасами и вполне остались тем довольны. Иноки-же и жители переменили печаль на радость и считали себя счастливыми, что избегли воображаемых неприятностей».

Андрей Иванов, заведующий издательским отделом ЕГМЗ

Продолжение следует

№709(16) 18 апреля 2012

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама