Колонка обозревателя

Воспреемники

Когда сын был маленьким, он как-то спросил меня о памятнике Ленину на площади в старой части Елабуги. Кому этот памятник? И зачем его поставили? Признаться, поначалу я даже опешил. Для меня, выросшего в Советском Союзе, такого вопроса просто не существует. Стоит себе и стоит. И, честно говоря, занимает в сознании места меньше, чем фонарный столб. Сыну я пояснил, что это памятник одному из главных палачей и убийц в стране.

В России сложилось так, что олицетворением безусловного зла у нас считается нацизм с его концлагерями. При этом в нашем сознании, несмотря на общеизвестность фактов, почему-то так и не отпечаталось, что концлагеря изобретены Лениным, а создавал их по его прямому распоряжению обаятельный, так любивший играть на скрипке Тухачевский. И началось все это не в 30-е годы прошлого века в нацистской Германии, а в 1918 году в советской России. Да и сами термины "концентрационный лагерь" и "враг народа" пустил в оборот Ленин. Национал-социалистическая партия Гитлера всего лишь позаимствовала передовой социалистический опыт у Советского Союза. А по масштабам пыток и массовых убийств гестаповцы так и не достигли мастерства и размаха работников НКВД и ГУЛАГа.
Но в отечественной мифологии то, что было там и у них, это - безусловное и абсолютное зло. А то, что было у нас, - либо исторические издержки, либо этапы большого и героического пути. До сих пор. И, к сожалению, уже никогда не изменится. Потому что поколения, которые причастны к истории отечественного фашизма, так и не сумели принести покаяние. А для поколений, которые живут в другой стране и другой жизнью, все это уже не имеет такого значения. Памятники Ленину никого не волнуют, а культ Сталина, настойчиво подогреваемый в последние годы телевидением, не беспокоит.
50 лет назад состоялся знаменитый ХХ съезд КПСС. Традиционно считается, что этот съезд развенчал и осудил культ личности Сталина. 25 февраля 1956 года Н.С. Хрущев зачитал секретный доклад "О культе личности и его последствиях". Существует отредактированная версия этого доклада. Но подлинник, который слушали делегаты, неизвестен, потому что стенограмма в тот день не велась, а магнитофонная запись до сих пор не найдена.
Почему 50-летие ХХ съезда не стало, да и не могло стать масштабным историческим событием в современной России? Оно памятно и значимо для тех, кто были прямо или косвенно жертвами сталинских репрессий, частично значимо для поколения шестидесятников, которым оно даровало "оттепель" - глоток свободы, неожиданное чувство самой возможности существования человеческого достоинства. Но, как почти всё в нашей истории, память о том событии не столько объединяет, сколько с прежней силой разъединяет живущих сегодня.
Только для части старшего поколения тот съезд стал переломным. С ним закончилась эпоха кровавого террора, а, по существу, - эпоха разгула отечественного фашизма. Но сегодня тот съезд в общественном сознании оказался не вехой, а всего лишь полузабытым эпизодом в истории страны. Проведенный накануне юбилея опрос показал, что 51% респондентов считают ХХ съезд этапом борьбы Хрущева за власть. Лишь 26% оценивают его как важнейшее событие нашей истории. При этом показательно, что 13% опрошенных рассматривают его как очернение нашего славного прошлого. А 10% вообще не знают, что это было за мероприятие.
ХХ съезд был внутренним событием компартии. Хрущев своим докладом добился смягчения нравов в верхушке клановой системы, в результате чего его самого впоследствии не расстреляли, а просто вывели из игры. Самым существенным историческим результатом того съезда через полвека оказались гарантии неприкосновенности для бывших президентов России.
Другая "заслуга" Хрущева заключается в том, что он, как верный ленинец и сталинец, и не собирался уничтожать репрессивную систему, а всего лишь модифицировал ее. Именно благодаря тому съезду система власти научилась изменяться внешне, мимикрировать, вплоть до отречения от собственного названия. Но в таком виде она благополучно дожила до наших дней. Не стоит путаться в названиях: сегодняшняя КПСС - это не Зюганов, а Путин и Единая Россия.
В старом городе, недалеко от перемещенного памятника Ленину, стоит камень, установленный в память жертвам репрессий. Говорят, что на его месте будет памятник. Я понимаю боль и память тех людей, кто сам или чьи родные пострадали в те годы. Но мне кажется, что памятник жертвам репрессий, расположенный рядом с памятником государственному преступнику и идеологу террора, не будет ни покаянием, ни искуплением. А станет только очередным молчаливым оправданием беззаконию и произволу, как историческому, так и его современным рыночно-демократическим модификациям. Не стоит закрывать глаза на то, каким бурным цветом распустился культ личности В. Путина, а под его сенью один за другим плодятся культы региональных и поместных властителей.
Через пятьдесят лет после ХХ съезда мы живем в стране, где немалая часть населения испытывает откровенную ностальгию по сталинизму. В стране - с самодержавным гербом, сталинским гимном и прежней, преемственной партократией. А наша политическая система еще во многом напоминает ленинскую формулу государственной власти: "…ничем не ограниченную, никакими законами, никакими абсолютно правилами не стесненную… власть".

А. Куклин

№389(9) 1 марта 2006

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама