Колонка обозревателя

Бандерлоги

Писать об армии, честно говоря, не хотелось бы. Никогда не любил в качестве праздника 23 февраля, раньше - День Советской армии, теперь - День защитника Отечества. Особенно неприятно, когда его бурно и пьяно отмечают те, кто в армии никогда не был. После пяти с лишним лет, которые я отдал службе в рядах Вооруженных Сил, исполняя свой так называемый конституционный долг, 23 февраля окончательно потеряло в моих глазах праздничный ореол. Нечего праздновать и нечем гордиться. Но это - субъективное.

Ругать армию мне бы тоже не хотелось. Потому что она нужна государству. Мы пережили время, когда нашу армию разваливали, травили, унижали, презирали и всячески топтали. Потом вдруг оказалось, что если у страны не будет нормальной и сильной армии, с нами никто не будет считаться, а страну растащат по кускам. Это - объективно.
Наверное, лучше всего об армии молчать. И надеяться про себя, что мой (или ваш) сын правдами или неправдами в армию не попадет, а если попадет, то молиться, что вернется из нее не в цинковом гробу, не калекой и не уродом. Страх родителей за жизнь и здоровье детей, которые в мирное время попали на службу в ряды Вооруженных Сил, это - реальность.
Говорят, что трагедия, которая произошла с мальчиком-солдатом в Челябинском танковом училище, потрясла всю страну. Не знаю. Кого-то потрясла, кого-то нет. Не похоже, чтобы она потрясла президента страны, министра обороны или начальника этого училища. Для них это был публичный скандал, раздутый журналистами. Во всяком случае, первой реакцией министра обороны С. Иванова были слова "ничего очень серьезного там нет". И действительно: а что такого особенного произошло?
Вот, например, накануне Нового, 2004-го года, по дороге к месту назначения заболели пневмонией почти 100 призывников, один из которых умер. А в прошлом году 12 матросов пришли в комитет солдатских матерей, жалуясь на дедовщину. И ничего. Министр обороны даже не извинился перед родителями. Поскольку то, что для журналистов и родителей этих покалеченных мальчишек оказалось трагедией, для армейских чиновников является обыденностью.
Не секрет, что дедовщина удобна и выгодна офицерам, да и существует с их молчаливого согласия и поощрения. Об этом знает любой исполнявший конституционный долг. Помню, когда нас привезли в часть, деды почти беззлобно кричали нам: "Духи, вешайтесь!". Никто из офицеров не возражал. Дней через пять мне разбили переносицу ударом ноги, обутой в кирзовый сапог. И это не было ЧП, это было нормально. Даже для меня: я просто, без лишних слов, понял, куда попал. И что здесь речь идет не о службе Отечеству, а о том, как продержаться и выжить.
Но дедовщина распространялась не только снизу. Ее нам доводили и сверху. По утрам, на построении, неизменным ритуалом было выступление командира части. Речь его обыкновенно начиналась фразой: "Ну что, бандерлоги! Я - Чингисхан. Матку наизнанку выверну!". Правда, по временам наш "батяня-комбат" разнообразил свои утренние политзанятия и другими шедеврами ораторского искусства, невоспроизводимыми в печати. И на самом деле, это было эффективное воспитание граждан: мы, мальчишки, еще вчера сидевшие за школьной партой, достаточно быстро усваивали основные и несложные принципы жизни в этой стране.
Вернувшись из армии, я увидел, что и на гражданке творится все то же самое. С той небольшой разницей, что в армии это происходило проще, прямолинейнее и грубее, а на гражданке тот же произвол, издевательства и эксплуатация существовали в более прикрытом, замаскированном виде. Армия - всего лишь часть общества, и неизбежно отражает в себе все проблемы нашей страны и жизни, просто в более сконцентрированном виде. Та же самая дедовщина царит и на гражданке, в повседневной жизни. Власть, начальники и чиновники так же эксплуатируют и издеваются над "рядовыми" людьми, как и деды в армии. И так же, как в армии, при этом соблюдаются внешняя благопристойность и законность. До тех пор, пока не вспыхивает какой-нибудь публичный скандал. Но огласка даже самых чудовищных случаев и преступлений никак не меняет самой системы. Пока существуют беззаконие и произвол в нашем обществе, до тех пор неизбежно, что они же будут царить и в армейских казармах.
Если государство не видит в родителях людей, то почему армия должна видеть в их детях что-то, кроме бесплатной рабочей силы и пушечного мяса? "Вы здесь говно. Людей из вас буду делать я", - так, кажется, звучала одна из ключевых фраз самого патриотического фильма последнего времени. Фильма, который особым вниманием почтил президент страны, назначив его создателя, Ф. Бондарчука, одним из главных воспитателей молодежи.
Следовательно, формула официального патриотизма, пусть и негласно, будет по-прежнему исходить из того постулата, что мы здесь - "говно" и "бандерлоги", а они из нас будут делать "людей". Таким образом, 23 февраля действительно является одним из важнейших государственных и патриотических праздников. Потому что армия не только защищает страну, она еще и воспитывает наших детей так, чтобы деление на "дедов" и "чмырей" воспринималось ими как основа самой жизни.

А. Куклин

№288(8) 22 февраля 2006

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама