Колонка обозревателя

Монолитный кубик Рубика

Что такое общество? Честно говоря, не знаю. Так бывает: пока не задумаешься, все кажется понятным. Общество оно и есть общество. "Я, ты, он, она - вместе целая страна". Но едва только попытаешься что-нибудь понять, предмет тут же теряет свои очертания, делается каким-то расплывчатым. Словом, думать вредно и опасно. Пока не думаешь - знаешь. Как задумался - обнаруживаешь, что ничего не знаешь и не понимаешь.
Я не социолог, не политик, поэтому по наивности мне всегда казалось, что общество - мы все: от президента до последнего зэка, от гения до пациента психоневрологического диспансера. В паспорте у каждого написано: "Гражданин Российской Федерации". А гражданство подразумевает, что человек имеет законом гарантированное право голоса в общественных и государственных делах. Что и называется демократией.
Но, похоже, паспортное "гражданство" вовсе не гарантия того, что мы включены в "гражданское общество" страны. Иметь свое мнение и подавать голос опасно и чревато репрессиями. Времена, конечно, не сталинские - не расстреляют. А вот без работы запросто можно оказаться. В последнее время я перестал понимать, что или кто называется в нашей стране обществом. Особенно после того, как общество у нас стали назначать сверху, президентскими указами.
В недавнем интервью Валентин Распутин на вопрос о различиях западного и нашего общества ответил: "У них давно существует гражданское общество, а у нас его толком и не было никогда… Но вот что обидно, это самое гражданское общество только стало зарождаться в середине 80-х и тут же было уничтожено реформами 90-х. Слишком страшным оказалось социальное неравенство".
Однако для демократических декораций стране, возглавившей Большую восьмерку, видимость гражданского общества необходима. И вот президент Российской Федерации своим указом создает Общественную российскую палату. 146 ее членов включают в себя: юристов (7%); бизнесменов (17%); деятелей культуры (6%); деятелей науки (25%); журналистов, писателей, политологов (14%); священников (8,6%); правозащитников (36%); спортсменов (2,6%); представителей молодежных организаций (1,6%). Все остальные в состав российского общества не вошли. В "общество" не попали рабочие, крестьяне, пенсионеры, заключенные, бомжи, военные, безработные, учителя, рядовые врачи, матери-одиночки, инвалиды… да и мало ли кто еще. Зато теперь мы точно знаем, из кого состоит наше общество. Хотя, на простой взгляд, состав назначенцев больше напоминает великосветский бомонд.
М.Ш. Шаймиев, президент Республики Татарстан, создал Общественную палату Республики Татарстан. На первом заседании он подчеркнул, что палата "призвана стать той силой, которая смогла бы наладить реальный диалог между властью и гражданами республики". А глава татарстанского парламента Фарид Мухаметшин сказал, что "сегодня общество в какой-то мере разочаровано институтами власти и поэтому членам Общественной палаты в первое время будет трудно работать".
Прослушав речь президента, члены ОП сразу же затеяли бурную дискуссию. И о чем же? О безработице, о низких зарплатах, о недоступном жилье, о дедовщине в армейских частях?.. Еще о чем-то, что предельно важно или наболело в нашем обществе, что касается каждого или почти каждого из нас, живущих в Татарстане? Да нет. Дискуссия разразилась по поводу того, каким должно быть удостоверение члена республиканской Общественной палаты. Нашему "гражданскому обществу" не понравилось отсутствие золотого тиснения на корочках удостоверения, эмблема ОП, цвет бумаги на развороте, шрифт и т.д. Штатные посредники между властью и населением выразили опасение, что с такими удостоверениями их ни в один из властных институтов не пропустят. Робкая попытка некоторых выразить мысль, что авторитет палаты не зависит от красоты документа, была подавлена на корню. Затем общественники быстро поделились на "начальство" и "рядовых": был избран Совет палаты, присутствовать на заседаниях которого рядовые члены палаты права не имеют.
Итак, "гражданское общество", призванное служить буфером между властью и населением, а также освящать своим авторитетом решения власти, создано. Почти в унисон с этим елабужская администрация обнародовала документ, согласно которому местным журналистам рекомендуется "не использовать личные суждения (комментарии, разъяснения) в публикуемых материалах в ходе освещения официальных мероприятий", проводимых местными властями. Даже при сталинском режиме власть не была столь откровенной.
Когда я служил в Советской Армии, там одно время был популярным такой анекдот. "В целях повышения боевой готовности Министерство обороны решило внедрить в войсках кубик Рубика. Кубик выпустили в трех модификациях. Для рядового и сержантского состава - обыкновенный. Для младшего и среднего офицерского состава - одноцветный. Для высшего офицерского состава - монолитный".
Руководству страны, по всей видимости, очень хочется, чтобы народ и общество представляли собой не обычный кубик Рубика, над которым, чтобы его собрать и привести в гармоничное состояние, необходимо слегка поломать голову. Власть желает иметь кубик Рубика монолитный - как его ни крути, как ни верти, а он все время один и тот же. И самое главное - безмолвствует: не реагирует, не комментирует, а всему - аплодирует.
Были у нас вместо народа - народные депутаты, теперь вместо общества появились общественные палаты.

А. Куклин

№386(6) 8 февраля 2006

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама