Щедрые дары купцов Гирбасовых

Двадцать лет пролежал в моем архиве записанный на аудиокассете разговор с одним из потомков некогда очень известной в нашем городе купеческой династии Гирбасовых.

Многие годы, живя в Москве, Александр Павлович совершал поездки в страну своего безоблачного счастливого детства. Мы встретились в бывшей гостинице "Елабуга", где он обычно останавливался. В то время ему исполнился уже 81 год. Непривычно было слышать тогда, как он по привычке называл ул. Карла Маркса - Казанской, а Маленкова - Спасской (как все-таки хорошо, что им вернули исторические названия).
Что меня поразило и в то время, и сейчас, когда я заново слушала запись, так это полное отсутствие обиды и недоброжелательства к тем, от кого жестоко пострадала их семья. Отец его в феврале 1918 года был вместе с одним из своих братьев расстрелян, а тела их сброшены в прорубь на Тойме. Отца так и не нашли, похорон не было… С годами боль утихла, и умудренный скорбями А.П. Гирбасов спокойно и бесстрастно рассказывал о самых тяжелых и горьких эпизодах своей жизни.
Но сегодня речь не о них. А о некоторых подробностях из жизни и деятельности купеческой династии, известной своей благотворительностью.
"Дед мой, Федор Прохорович, является основателем фирмы Гирбасовых. А занималась она торговлей продуктами сельского хозяйства. Причем была акционерным обществом. Некоторые граждане Елабуги имели в ней акции, и им выплачивали дивиденды.
У дедушки было пять сыновей - Гаврила, Алексей, Прохор, Павел (мой отец, он был четвертый) и Сергей. Мои родители поженились в 1902 году. Дедушки тогда в живых уже не было. Но бабушку я застал, она жила в нашей семье. Казалось бы, почему именно у четвертого сына? Объяснение тут такое: у нас было поспокойнее, всего двое детей, я и брат. Тогда как у моего старшего дяди - Гаврилы Федоровича - было 17 детей (смеется). Можете себе представить, какой домашний колхоз! У второго брата было 6 или 7 дочерей и трое мальчишек. У третьего - тоже около десяти детей.
Жили мы на улице Казанской рядом с гимназией. Здания эти разделяет совсем небольшой промежуток, буквально в пять шагов. Окна нашей столовой выходили прямо на окна актового зала гимназии, так что мы могли видеть, как там проходят праздники: Рождество, Новый год и другие. По другую сторону от нашего дома жила семья Алексея Федоровича (сейчас это здание принадлежит медицинскому училищу - авт.).
В 1913 году мы переехали в новый дом на Алексеевскую улицу, ныне - улицу Азина. Он располагался наискосок от бывшего здания тюрьмы. Дом был такой, какой не стыдно было бы иметь даже в Москве, не говоря уже о Казани и Елабуге.
Просуществовал он, по-моему, до 30-го года. В то время Елабуга была административным центром. Но в силу каких-то причин этот центр решено было перенести в Набережные Челны. А там для размещения властей подходящих зданий не было. Вот наш дом разобрали и перевезли в Челны, а уж собрать его - ума не хватило, и он погиб.
Постройка была, конечно, уникальная. Когда-то в Елабуге каждый год проходили ярмарки. И на них приезжали, как их тогда называли, инородцы. Так они, проезжая мимо нашего дома, молились, думая, что это храм. Он был с башенками и двумя "световыми фонарями" по углам фасада (это такие выступающие части здания с окнами на три стороны света). Оконные рамы в них были без переплетов. Возле дома был асфальт, что являлось большой редкостью в то время.
А в наш прежний дом на Казанской переехал с семьей дядя Прохор Федорович. До этого они занимали первый этаж дома, расположенного на пересечении Казанской и Спасской (бывшая городская библиотека - авт.). Сохранился и жилой дом старшего дяди Гаврилы Федоровича. В нем размещается контора сельхозтехники.
Фирма Гирбасовых закупала у крестьян зерно. Они привозили и ссыпали его в склады, построенные со всех четырех сторон города. Весной все это свозилось в Подмонастырку, грузилось на баржи (свои, гирбасовские) и отправлялось в Рыбинск. Караван вели два буксира. Как раз этим делом в фирме заведовал мой отец. Он ежегодно бывал в Рыбинске, где совершал торговые сделки, в том числе и с иностранными покупателями. Там же, в доме старшего маклера биржи Карякина, он и невесту себе присмотрел.
Фирма Гирбасовых имела миллионный оборот, но над "златом не чахла". Много было сделано для города добрых дел. Построена и подарена городу деревянная больница. А напротив нее - большое каменное здание (теперь в нем дом престарелых), где были открыты мужское и женское отделения для душевнобольных. На Казанской было возведено и пожертвовано городу здание училища для слепых детей (ныне школа-интернат для глухих детей - авт.). На средства купцов Гирбасовых была также построена мечеть, а рядом с ней ремесленное училище (оба здания разрушены - авт.), церковно приходская школа (сейчас центр социального обслуживания населения - авт.), где мой отец был попечителем. Он также являлся старостой Спасского собора".
К тому, о чем рассказал Александр Павлович, следует добавить, что на деньги его родных в нашем городе были сооружены здание земского мужского училища (ныне - лицей №1), городского трехклассного училища (татарская гимназия №2). Ими же были пожертвованы часть средств на строительство реального училища, которое является главным учебным корпусом школы милиции.
Говоря о развитии благотворительности в Елабуге, чаще всего упоминают Стахеевых. Но, как видим, была в нашем городе и другая купеческая династия, которая щедро жертвовала заработанные средства на развитие образования и здравоохранения.

Л. Пахомова

№384(4) 25 января 2006

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама