«У нас вся жизнь — борьба»

Только факты

Рустем Эдуардович Шайхутдинов.

Родился 30 марта 1961 г. в г. Алма-Ата.

В шестилетнем возрасте с родителями переехал в Казань.

В 1978 г. после окончания школы поступает в КИСИ (специальность «архитектура»).

В 1983 г. по распределению направлен в проектную контору «Казгоржилремпроект».

С 2004 по 2009 гг. — главный архитектор Зеленодольска и Зеленодольского района, затем возглавил отдел проектных работ в Министерстве транспорта РТ.

С недавнего времени главный архитектор Елабуги и Елабужского района.

Холост. Воспитывает приемных детей.

— Вы родились в Алма-Ате, детство и юность провели в Казани, целую пятилетку проработали в Зеленодольске, сейчас Вы в Елабуге. Какое место на Земле считаете своей Родиной?

— Родина не там, где человек родился, а там, где ему хорошо. Сейчас мне хорошо в поселке Берсут Мамадышского района. Там у меня дом, мои детки. Вообще мне комфортно везде, я — человек Земли.

— Как Вас встретила Елабуга? Вы у нас уже бывали?

— Я практически ощущаю себя елабужанином. Здесь жил мой дед, в довоенное время он работал директором елабужского детдома. В Елабуге родился мой отец. Сам я бывал здесь не однажды.

— Вы возглавляли отдел архитектуры в Зеленодольске, сейчас — в Елабуге…

— По провинциальности эти города одинаковые. А вот по возрасту — нет: Зеленодольску 70 лет, Елабуге — 1000. Разница, сами понимаете, колоссальная. История откладывает отпечаток, причем не только на облик города, но и на самих жителей. В Зеленодольске — промышленном городе — люди серьезные и суровые, в Елабуге — добрые и открытые.

— Как восприняли предложение поехать в Елабугу?

— Предложение было для меня ожидаемым, но я не думал, что это случится так скоро. Уволился из министерства и наслаждался домашним отдыхом, спокойствием. Строил планы на лето, осень…

— Но приехав в Елабугу, сразу приступили к новым обязанностям. А чем Вы занялись в первую очередь?

— Так называемым производственным бытом. Планы у нас грандиозные. Сейчас буду выдавать вам все секреты (улыбается). Отдел архитектуры вырастет в Управление с расширением полномочий. Хотим заняться разработкой огромной информационной системы развития территории ЕМР, организовать институт управления этой системой: это просторные кабинеты, за компьютерами увлеченная молодежь. Кстати, начинаем работать со студентами Казанской государственной строительной академии, будем курировать их дипломные работы, связанные с развитием Елабуги. Четыре выпускницы академии (елабужанки — авт.) в течение года будут готовить свои проекты. На будущий год устроим выставку их дипломов. Возможно, выпускники КГСА останутся работать у нас.

— А где будет располагаться Управление архитектуры и градостроительства?

— Выделяют двухэтажное здание, памятник архитектуры XIX века на Тойминской — дом № 9. На втором этаже сохранился интерьер: дубовые двери, медные ручки, лепнина. Чтобы не нарушать благородную атмосферу того времени, куплю себе сюртук, трость, поставлю старую мебель (улыбается). Там же планируем создать музей архитектуры. В планах совместно с Суворовским училищем открытие музея военной техники под открытым небом.

В сравнении с Елабугой в Казани отношение к истории никакое. Все испортили, остались лишь небольшие исторически ценные нетронутые участки. Для меня большая честь быть главным архитектором такого города, как Елабуга.

— Вы уже изучили генплан города?

— Елабуга — счастливый город, ведь он имеет генеральный план. Принятый и утвержденный план — это инструмент, позволяющий руководить развитием района. Пока он есть не во всех городах. Следующим документом, работать над которым мы уже начинаем, будет «План реализации генплана». Готовим ряд градостроительных документов, не хватает «схемы территориального планирования», которая уже в работе, «Проектов межевания», «Правил землепользования и постройки». Этого документа реально не хватает, на его основании будут строго регламентироваться высота, ширина, цвет, фактура, стиль построек.

— В грантах участвовать планируете?

— Да, но я привык зарабатывать сам. И у меня всегда это неплохо получалось. Нынче у архитектора есть возможность заработать, и не только в мегаполисах, но и в небольших городах.

— Хороший архитектор — он обязательно…

— …талантливый, который на «ты» с техникой, с программным обеспечением.

— Архитектором мечтали стать с детства?

— Нет. Мой папа был летчиком, и я мечтал летать. Отец был категоричен, говорил, что одного летчика в семье достаточно. Отдал меня в художественную школу, между делом подбрасывал дизайнерские журналы. А когда мне было 15 лет, в моей жизни появился троюродный брат, он приехал из Уфы и поступил в строительный институт. Как бы невзначай брат брал меня в институт. Только потом я понял, что это было по просьбе папы. Я прошел двухгодичные курсы, а потом поступил на факультет архитектуры.

— Когда четко осознали, что архитектура — это Ваше?

— Уже учась на втором курсе.

— А кем бы стали, если бы не «заболели» архитектурой?

— Не знаю. Я с удовольствием стал бы «профессиональным» путешественником (улыбается). Путешествие — моя страсть. Причем я не приверженец комфортного отдыха, я люблю путешествовать в экстремальных условиях, без переводчиков и гидов. Был на Алтае. Дважды был в Гималаях, в Непале, был у подножия Эвереста — поднимался на высоту пять с половиной тысяч метров. Как у Высоцкого: «лучше гор могут быть только горы». При восхождении с индийской стороны был на священном озере, спустился к океану. Был в Египте, Израиле, Иордании. В Иерусалиме на горе Синай встретил 2009 год.

В Мекке побывать не успел, мое увлечение мотоспортом привело меня на больничную койку. Более четырех месяцев ушло на то, чтобы я встал на ноги. Было время подумать о смысле жизни.

— И как часто происходит переоценка ценностей?

— Регулярно. Переосмысление происходит во время очередных путешествий, восхождений…

— А Вы человек верующий?

— Да. Не однажды были тяжелые жизненные ситуации, и все как по велению волшебной палочки разрешалось. А если я делаю что-то не так, мгновенно получаю подзатыльник и исправляю свои ошибки.

— Вы взяли детей на воспитание…

— Можно сказать, спасая детей, спасал себя.

— Чем они увлекаются, уже определились с выбором профессии?

— Они уже взрослые. Старшему сыну двадцать один, он занимается строительством, у него скоро свадьба. Второй поступил в техникум легкой промышленности. Двое пока живут со мной. Девочка закончила девятый класс, еще два года в школе, кем будет, пока не определилась, но она очень хозяйственная, а младший сын хочет учиться на повара.

— О чем мечтаете?

— Есть заветная мечта — путешествие вокруг света на мотоцикле. Желающих в этом поучаствовать много, в том числе и четверо моих друзей. Правда, только один из них на мотоцикле, двое как сопровождающие на автомобиле.

— Какую технику предпочитает главный архитектор?

— Спортивную. У меня туристический тяжелый мотоцикл «Эндуро».

— Вы бывали во многих уголках мира. Говорите о себе, что Вы — человек Земли. Как считаете, в России жить хорошо?

— Россия — это экспериментальный участок с проверкой на прочность, выживаемость. Там, за границей, все просто, неинтересно. А у нас вся жизнь борьба.

Ю. Климченко

№620(31) 4 августа 2010

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама