«Монастыри надо разрушить!»

81 год назад, 4 августа 1929 г. издаваемый в Москве тиражом 430000 экземпляров журнал «Огонек» № 30 (330) опубликовал богато иллюстрированную заметку-призыв «Монастыри надо разрушить!». Под четырьмя достаточно крупными фотографиями был помещен следующий текст.

«В Мензелинске с давних пор ходили самые разнообразные слухи о делах, творящихся в местном женском монастыре. Группа монахинь в 28 человек задалась целью отстоять монастырь в тайный притон. В монастыре был произведен обыск. Найдены большие запасы продуктов и ценностей: около 8.000 кг. муки разных культур, из которых 1.600 кг. сгнили, до 480 кг. соли, масло, крупа, 270 сундуков, наполненных ценными вещами, большое количество мануфактуры, персидские ковры, 75 швейных машин, 38 гардеробов и 20 комодов, наполненных вещами, принадлежавшими б. помещикам и купцам, эмигрировавшим с белыми и оставившим свое имущество на хранение в монастыре. В обширном подвале, вход в который был обнаружен из кельи матушки-игуменьи, хранилось огромное количество медикаментов (152 вида), разного рода хирургические инструменты. И, наконец, в стене подвала найден ящик с крестом и надпись: «в пользу раненных воинов». В ящике хранились английские ручные бомбы, взрывчатые патроны, порох, больше сотни бойков от винтовок и т. д. В келье одной матушки-игуменьи найдено 7 четвертей красного вина и 48 кг. сахара. На двух открытых общегородских рабочих собраниях, привлекших до 800 человек, были вынесены резолюции, требующие немедленного закрытия монастыря и передачи его под культурно-просветительское учреждение. На снимках: наверху, слева — общий вид Мензелинского женского монастыря; справа — игуменья монастыря Нина Лихачева и помощница ее монахиня Нина; внизу, слева — крестьяне из окружных деревень рассматривают найденные при обыске вещи; рядом — игуменью и ее помощницу ведут в исправдом».

Автор этого текста ошибся в имени игуменьи — ее звали Лихачева Евгения Кузьминична. Родилась она в 1873 г. в с. Крынды Агрызского района, была арестована в женском монастыре 27 июня 1929 г. и приговорена Особым совещанием коллегии ОГПУ 20 ноября 1929 г. по статье 58–10 («религиозная агитация») к трем годам ссылки в Казахстан (реабилитирована 11 апреля 1997 г.).

Что касается собственно Пророко-Ильинского женского монастыря (назван так по кладбищенской церкви во имя Святого Пророка Ильи, около которой в 1840 г. стали селиться вдовы и сироты), то он был образован по указу императора Александра II в 1860 г. «с содержанием за свой счет, без всякого пособия от казны». Монастырь был вторым монастырем в Уфимской губернии (Мензелинск 27 мая 1920 г. отошел в состав ТАССР, современного Татарстана) и был он богаче других женских монастырей на нижней Каме — Елабужского, Чистопольского и Лаишевского.

Примечательно, что одним из благотворителей Мензелинского Пророко-Ильинского монастыря был елабужский купец Иван Иванович Стахеев (1802–1885). Кстати, на средства Ивана Стахеева и его брата Григория был построен в 1857–1868 гг. женский монастырь в Елабуге. Его в годы борьбы с религией ожидала участь монастыря в Мензелинске: закрытие Казанско-Богородицкого монастыря в Елабуге было санкционировано на заседании президиума Елабужского РИКа 17 сентября 1930 г. Монашек тогда отконвоировали в городскую тюрьму, Воскресенскую церковь разграбили, а потом взорвали. Таким образом призыв разрушить монастыри был услышан и в Елабуге… В настоящее время на территории Елабужского монастыря активно идет строительство церкви, но она не будет являть собой копию той, прежней, взорванной в 1930-е годы.

А. Иванов,

заведующий информационным центром ЕГМЗ

№620(31) 4 августа 2010

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама