Колонка обозревателя

Теория верна!

Знаете, что меня больше всего зацепило в потоке новостей последней недели? Это не ситуация с гриппом в России и не политические страсти в связи с эпидемией на Украине. На Украине эпидемия пришлась весьма кстати. Из-за нее хотят перенести президентские выборы. Меня особо не взволновала новость о том, что нам не видать «Опель» как собственных ушей. Чего не прибыло, того не убыло. Меня абсолютно не тронуло сенсационное признание майора Дымовского. Профессиональных жалобщиков у нас всегда хватало. Непонятно, почему этому конкретному человеку уделено столько внимания? А вот что меня действительно взволновало, так это одна-единственная фраза, сказанная на прошлой неделе премьер-министром Владимиром Путиным. А дело было так.

На заседании Совета по развитию отечественной кинематографии при правительстве Российской Федерации обсуждали, как можно легко догадаться, проблемы этой самой отечественной кинематографии. Разговор зашел о том, как бы эту нашу кинематографию продавать за рубеж. На данный момент ситуация такова, что лишь каждый шестой российский фильм оказывается востребован зарубежными зрителями. И тот собирает не более 20% своей российской аудитории. «Государство может помочь материально, может обустроить техническую базу, инфраструктуру, наладить образовательный процесс, но оно не сможет заставить зрителя смотреть то, что ему неинтересно. Вот и весь «закон творчества», — говорил Путин и добавил: «Хотя, конечно, можно говорить о том, что поддержка еще недостаточна. Никита Сергеевич (Михалков) позавчера всю плешь мне проел, говорил, сколько нужно денег для того, чтобы сделать этот качественный рывок».

Вот что меня порадовало! Не проблемы нашей кинематографии, будь они неладны. На русские фильмы я хожу с большой опаской, а уж то, что показывают по телевизору, смотреть вообще тошно. Меня порадовало признание Владимира Владимировича о наличии у него плеши и, как доказательство тому, поедание оной Никитой Сергеевичем. Но об этом чуть ниже.

Дело в том, что я горячий сторонник парадоксальной теории о чередовании правителей России по принципу лысый-волосатый-лысый-волосатый. Первые лица нашего государства, как, наверное, многим известно, сменяют друг друга по наличию волосяного покрова на голове.

Чередование это прослеживается с императора Николая I. Мы его поместим в левый столбик. Там у нас будут лысые правители. Рядом, в правый столбик, мы поместим его старшего сына — Александра II, перенявшего бразды правления в 1855 году. Он у нас волосат.

Внука, основоположника великого чередования, Александра III, мы отнесем к лысым правителям. Доказательство тому его фотографии. Последнего императора Николая II мы уже можем лицезреть на кадрах кинохроники — однозначно волосат.

Кто у нас следующий? Лысый Ильич? Ничего подобного. Перед ним перечередовалась еще парочка первых лиц. Это председатели Временного правительства Георгий Львов и Александр Керенский. Лысый и волосатый, соответственно.

Дальше — проще. Ленин, Сталин. Это самые узнаваемые в мире советские правители. Миллиард человек легко ответит на вопрос, кто из них был лыс, а кто волосат.

У Хрущева, по-моему, на голове отсутствовали даже брови. Хотя я могу ошибаться. Зато у его преемника Леонида Ильича брови были хоть куда. Это я уж точно сам помню. Да и шевелюра у Брежнева была тоже знатная.

Андропов был с залысиной, а Черненко волосат. Появление Горбачева не нарушило традиции, а приход к власти Ельцина только укрепил ее.

А потом появился во всех смыслах серый, никому не известный и непонятный лидер. «Who is mr. Putin?» — вопили мировые СМИ, «КГБ снова захватил власть!», «В Россию возвращается диктатура!» Но как все эти опасения были ничтожны по сравнению с другим, по-настоящему тревожным фактом! Во всяком случае, меня лично это очень тревожило. Непонятно было, к какому типу отнести нового президента: к лысому или волосатому. Как-то все посередине он оказывался. Эта неопределенность угнетала. Теория ставилась под сомнение. Мои знакомые меня успокаивали: «Посмотри! У него уже залысина есть на голове!» Да где там было ее разглядеть… В конце концов я для себя решил, что Владимир Владимирович, действительно, в меру лыс, чтобы считать его таковым, и успокоился. Однако ярым адептом теории чередования себя чувствовать перестал, даже когда на смену пришел наш нынешний президент — уж волосатее некуда.

Так вот, признание В.В. Путина о наличии у него плеши дорогого стоит. Получается, что теория все-таки верна! Все идет по накатанной. Чистая на первый взгляд случайность с чередованием лысых и волосатых лидеров на деле оказывается хоть и парадоксальной, но, тем не менее, настоящей закономерностью.

А еще мне спокойно за наше ближайшее будущее. Ну, по крайней мере, лет на 15 вперед. Кто будет следующий президент, совершенно не важно! По признанию самого премьера, они в 2012 году с нынешним президентом «просто сядут и договорятся». Опять Путин? Прекрасно. Это значит опять лысый. Закономерность сохранится до 2024 года — до окончания двух сроков Владимира Владимировича. Следующим будет Медведев? Это еще лучше! После Медведева будет тот же Путин, и, таким образом, период определенности мы можем продлить аж до 2030 года. Это ли не главное в нашей жизни? Гарантированные 20 лет стабильности. Срок, конечно, по историческим масштабам ничтожный, но мало ли можно сделать за 20 лет? Например, построить коммунизм. Ну или еще что-нибудь такое же. Большое и светлое.

Р. Шайфутдинов

№582(45) 11 ноября 2009

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама