Василий Виноградов: юрист и композитор

61 год назад, 12 ноября 1948 г., в Казани оборвалась жизнь композитора, педагога и просветителя Василия Ивановича Виноградова. Родился Василий Виноградов в семье врача 7 (по нов. стилю — 19) января 1874 г. в Елабуге, которая тогда входила в состав Вятской губернии. Собственно говоря, связь Василия Виноградова с Елабугой ограничивается одним, но основным фактом его биографии — фактом рождения.

Детские и юношеские годы он провел в Уфе, где и начал постигать азы музыки: брал уроки по скрипке и музыкальной теории. В период учебы в Уфимской гимназии принимал участие в работе гимназического хора и оркестра. В Уфимской гимназии Виноградов благодаря своему соученику Мансуру Султанову (1875–1918) (позже — профессор по классу флейты в Саратовской консерватории) познакомился с мелодиями башкирских песен, увлекся народными песнями башкир и татар. Музыка к этому времени уже полностью завладела умом и сердцем Василия. Но ему пришлось переступить через свои музыкальные интересы, желания и выполнить волю отца. Отец Василия, считая, что профессия должна кормить мужчину, настаивал на том, чтобы он продолжил образование на юридическом факультете Московского университета (сам Василий хотел поступать в Петербургскую консерваторию). Но, выполняя волю родителя, Василий Виноградов не отказался и от своей мечты: осваивая с осени 1894 г. профессию юриста, он параллельно берет частные уроки по скрипке у профессора Московской консерватории Ивана Гржимали (1844–1915). К тому же он участвует в студенческом симфоническом оркестре Московского университета. К студенческим годам относятся и ранние композиторские опыты Виноградова: струнный квартет, концертный вальс для симфонического оркестра, несколько фортепианных пьес (некоторые из этих его произведений были изданы в России и за границей, что позже сыграло существенную роль в карьере композитора Виноградова).

В 1899 г., по окончании университета, Виноградов возвращается в Уфу, где начинает работать юристом. Параллельно с этой «хлебной» работой он руководит хором в Уфимском «Обществе любителей пения, музыки и драматического искусства». Последующие 20 лет своей жизни Виноградов, несмотря на постоянные переезды из одного города в другой, совмещает работу юриста с музыкально-педагогической деятельностью. В своем творчестве Виноградов опирался на национальные музыкальные традиции татарского и башкирского народов, широко использовал собранный им фольклорный материал. Он собирал и публиковал образцы национального фольклора, стал соавтором первых татарских национальных опер, писал музыку для татарского театра и, наконец, учил таких великих татарских композиторов, как Джаудат Файзи (1910–1974) и Фарид Яруллин (1913–1943). Так получилось, что установившаяся в России Советская власть помогла максимально раскрыться его таланту: до революции 1917 г. юрист Виноградов занимался музыкой на любительских началах, а в советское время он смог полностью отдаться любимому делу.

В марте 1921 г. правительство ТАССР пригласило Виноградова на работу в Восточную консерваторию (позднее — Казанский восточный музыкальный техникум), и он переехал в Казань. Этому городу суждено было стать главным городом в творческой жизни композитора. Казань стимулировала его интерес к татарской музыке, которая, как известно, пентатонична (пентатоника (от греч. pente — пять и tonos — тон) — звуковая система, содержащая пять звуков. Функции главного тона в пентатонике может выполнять любой из пяти звуков, — прим. авт.). Первые упоминания о татарской музыке относятся к периоду Волжской Булгарии, когда предки татар, приняв ислам, начали приобщаться к исламской культуре. Ситуация, которая сложилась в области татарской музыки в 1910-е годы, была катастрофической. Татарский писатель Гаяз Исхаки (1878–1954) в 1914 г. в журнале «Мектеб» («Школа») опубликовал статью «Наши национальные напевы и мелодии», в которой с горечью писал о состоянии татарской музыки. «Наши деды, — отмечал Исхаки, — вынесли когда-то из бескрайних степей долгие-долгие напевы. А с берегов извилистых рек принесли они мелодии быстрые и веселые. Омыв их в водах Каспия и Черного моря, освежив ветрами Урала и Кавказа, они завещали их не только нам. Они завещали их всей России. <…> Напевы бабушек, звучащие из самого их сердца, вскормили не только нас, но и наших соседей — русский народ <…>».

Вот эти «соседи» после 1917 г., когда татарская музыка начинает терять свое своеобразие, не дали ей погибнуть. И сделала это небольшая группа энтузиастов, заметное место в которой занимают русские композиторы Александр Ключарев (1906–1972) и Василий Виноградов. В Казани Виноградов на суд общественности представил свою Татарскую сюиту для симфонического оркестра и симфоническую картину «Шихан». В 1923 г. преподаватель музыкально-теоретических предметов Казанского восточного музыкального техникума (КВМТ) Виноградов получил приглашение участвовать в создании первой татарской оперы «Сания». Ему предстояло работать в тандеме с одним из самых известных татарских композиторов начала 1920-х гг., дирижером и музыковедом Султаном Габаши (1891–1942), а также башкирским певцом и композитором Газизом Альмухаметовым (1895–1938). 25 июня 1925 г. на сцене Оперного театра (сегодня это здание Театра драмы и комедии им. К. Тинчурина) прошла премьера «Сании». Общественность встретила первую татарскую оперу тепло. Правительство Татарской республики издало постановление о приобретении права собственности на оперу «Сания», а также выплате гонорара авторам. Интерес к «Сание» проявила и зарубежная пресса. Так, редактор еженедельного музыкального иллюстрированного приложения «Музыкальный еженедельник» немецкой газеты «Берлинертагеблатт» в своем письме от 17 июня 1925 г. просит своего адресата, известного музыканта России Александра Литвинова (1861–1933) (именно он — директор и дирижер симфонического оркестра КВМТ — возглавил постановки «Сании»), прислать ему материалы, касающиеся оперы, для публикации их в своем издании.

Причина приглашения Виноградова как в Восточную консерваторию, так и в коллектив по созданию первой татарской оперы, была проста: знание им музыкального фольклора татар и башкир, а также созданные им произведения; некоторые из них были изданы в Москве и Берлине.

За «Санией» последовала работа вместе с теми же соавторами над оперой «Эшче» («Рабочий»). Премьера ее состоялась в Казани в конце февраля 1930 г. Она была принята еще более восторженно, нежели «Сания», и вскоре, в июне-июле 1930 г. была показана в Москве на Олимпиаде национальных театров. Для Виноградова период создания опер «Сания» и «Эшче» оказался самым насыщенным и значительным в его творческой деятельности. В 1930-е годы Василий Виноградов работает дирижером в радиокомитете, преподает историю музыки в Казанском музыкальном училище, работает в кабинете фольклора бывшего Управления по делам искусств при Совете Министров ТАССР. Триумф первых татарских опер на сцене казанских театров прекратился в 1932 г., когда, не выдержав безосновательных обвинений в контрреволюционности, Казань, спасаясь от энкаведешников, навсегда покинули Габаши и Литвинов. Несколько ранее в Уфу перебрался Альмухаметов. В 1938 г. Альмухаметов, бессменный исполнитель партии Зии в «Сание», был расстрелян, а на его творчество был наложен запрет. Судьба тогда в 1930-е годы оказалась благосклонна к Виноградову: репрессии его не затронули, и произошло это, вероятно, по причине его преклонного возраста.

В 1941 г. Василий Виноградов совместно с Александром Ключаревым и поэтом Мухаммедом Садри (1913–1999) составляет и издает в Казани сборник «Татарские народные песни». В 1944 г. правительство ТАССР высоко оценило вклад композитора Василия Виноградова в музыкальную культуру Татарской республики: он был удостоен звания «Заслуженный деятель искусств Татарской АССР». Через 4 года сердце русского человека, так много сделавшего для татарской культуры, остановилось…

А. Иванов

№582(45) 11 ноября 2009

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама