Статский советник Петр Алабин

Ровно 181 год назад, 16 сентября 1824г., в Подольске в семье рязанского чиновника из обедневшего дворянского рода и дочери французского эмигранта родился Петр Владимирович Алабин. Он прошел путь от гимназиста коммерческого училища до действительного статского советника, всецело занятого решением вопросов госслужбы. Его заслуги отмечены почетным гражданством Вятки, Самары и болгарского города София (его именем в этом городе названа улица).
В биографии этого человека странно уже то, что дата его рождения долгое время была спорна. Называли и 29 августа (10 сентября по нов. стилю) и 4 (16 сентября). Интересно и то, что на надгробии датой рождения Алабина указан 1834 год…
Торжества, связанные со 180-летием со дня рождения Алабина, в Самаре отмечали 16 сентября, и эта дата является официальной.
Алабин внес значительный вклад в изучение и сохранение историко-культурного наследия Елабуги, став человеком, открывшим ананьинскую культуру, произведя раскопки могильника близ Елабуги.
По окончании курса обучения в Белостокской гимназии юный Алабин поступает в Петербургское коммерческое училище. Своей выпускной речью, наполненной патриотизмом, он привлек внимание императора Николая I. Дух героизма берет верх над коммерцией, и юный Алабин при помощи императора добровольцем уходит в русскую армию. На его долю выпадет участие в военных действиях в Венгрии в 1849 г. в составе Камчатского егерского полка, затем в Дунайской кампании 1853-54 гг., а в ходе Крымской войны 1853-56 гг. он оборонял Севастополь. В 1857 г., закончив военную карьеру, Алабин переводится в Вятку на должность помощника управляющего удельной конторой. Карьерный рост Петра Владимировича начался с должности управляющего удельным губернским ведомством. О пребывании Алабина в Вятке стоит сказать особо, но только после того, как рассмотрим самарский период жизни Алабина, начавшийся в 1866 году. Именно в Самаре он обессмертил себя своей общественной деятельностью. "Все, что ныне у нас называется благоустройством - это есть плод трудов Петра Владимировича", - писали тогда самарские газеты.
Во время войны на Балканах в 1876-1877 гг. Алабин активно выступает в поддержку болгарского народа в борьбе за свержение турецкого ига. По инициативе Алабина и его супруги Варвары Васильевны, руководившей самарским женским комитетом Красного Креста, было создано боевое Самарское знамя, сделавшее Самару известной всему миру и ставшее святыней Болгарии. Изготовленное и вышитое монахинями Иверского женского монастыря, знамя болгарским ополченцам доставили и в мае 1877 г. передали действительный статский советник Алабин и самарский городской голова Е.Т. Кожевников. После освобождения Болгарии Алабин в декабре 1877 г. стал первым гражданским губернатором Софии. Однако верой и правдой Софии он служил недолго: как человек деятельный, он необходим был России.
Особо стоит отметить службу Алабина в Вятке, ведь именно в Вятке произошло становление Алабина как историка-краеведа, и не последнюю роль в этом сыграла Елабуга и ее окрестности. Начав изучение археологических памятников Вятской губернии (Елабуга в то время была в составе указанной губернии - прим. авт.), он первым приступил к раскопкам древнего могильника у села Ананьино близ Елабуги. Открытие ананьинского могильника произошло случайно: весенние разливы и обильные дожди стали оголять человеческие кости и древние предметы. Это не могло не привлечь разного рода авантюристов. В поисках якобы спрятанного в кургане золота они начали перекапывать могильник. Энтузиазм тогдашних "черных копателей", несмотря на то, что золота не находилось, грозил обернуться тотальным уничтожением могильника. Трудно предположить дальнейшую судьбу ананьинского кургана, если бы за него вовремя не взялся Алабин. Вот каким увидел Алабин могильник в 1858г., когда под его руководством началась первая раскопка: курган около одной сажени вышиною (чуть более 2 метров) и 219 шагов в окружности, обложенный "насухо", т.е. без раствора, необделанными каменными плитами; внутри его было три косяка, пережженная земля, глина, уголья. Посередине кургана были открыты две гряды, также обложенные плитами и, наконец, в конце кургана - такой же круглый вал, как и в начале, только поменьше". Алабин обнаружил около 50 костяков, и вот как сам он описывает одно из погребений: "На одре, сложенном из угля, сгоревших бревен и больших, стоймя поставленных кусков дерева, оказался костяк, лежавший лицом к северу. В самом одре и на поверхности его, у этого костяка, найдено много различных вещей, а в особенности горшков, наполненных землистою массою и мелкими обугленными костями. Таких горшков находилось: - три больших над самою головою скелета, два горшочка у правого бока, по два еще у обоих колен и один у левой ступни. Около головы найдено было украшение из глиняных бус, покрытых глазурью; у ног - бронзовые бляшки и бронзовые ожерелья".
Результаты своих раскопок Алабин опубликовал в "Вестнике Географического общества" №6 за 1860 г. Справедливости ради стоит отметить, что интерес Алабина к ананьинской тайне существенно был "подогрет" авторитетным общественным деятелем Елабуги Иваном Васильевичем Шишкиным - отцом всемирно известного живописца. Но "ананьинская эпопея" Шишкина - это совсем другая история.

А. Иванов

№365(37) 14 сентября 2005

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама