Колонка обозревателя

Есть мнение

С 1 сентября 2009 года во всех школах России будет введен предмет «Основы православной культуры». Вот такое вот заявление сделал в минувший понедельник не президент России и не министр образования. Новый, обязательный предмет «ввел» глава Русской православной церкви Алексий II. По его словам, решение о введении религиозного образования в школах было принято на состоявшейся в Калуге конференции, проведенной по инициативе Министерства образования. Он подчеркнул, что для тех, кто исповедует другие религии, следует ввести соответствующие предметы, а атеистам будет преподаваться курс «Основы нравственной этики».

Между тем само министерство образования пока никак не прокомментировало это революционное заявление. Отмалчивается. Создается ощущение, что кинут пробный шар и будут ждать общественной реакции. А уж потом, анализируя настроение народа, либо опровергнут, либо подтвердят, либо же, скорее всего, смягчат нововведения и убавят темп, отодвинув срок на неопределенное время.

Они ждут реакции? Пожалуйста! Мнение отдельно взятого журналиста будет грубым, но зато простым и понятным: НЕ НАДО ЧЕСАТЬ ТАМ, ГДЕ НЕ ЧЕШЕТСЯ. Но об этом чуть ниже.

Возня с введением религиозных дисциплин в школах длится давно, с 2002 года. Тогда в министерстве образования впервые заговорили о возможности религиозного воспитания в общеобразовательных школах. Надо думать, произошло это не без инициативы со стороны патриархата. Именно в те времена РПЦ начала восстанавливать былое влияние. В 1999 году, когда происходила смена власти в стране, когда уже бывший президент России передавал еще не ставшему президентом Владимиру Путину «ядерный чемоданчик», когда Борис Ельцин сказал своему преемнику исторические слова «берегите Россию!», именно тогда многомиллионная Россия лицезрела при этом третье лицо — Патриарха. Причем явно не в качестве стороннего лица. Своим присутствием он словно подтверждал легитимность новой власти в стране, даже в какой-то степени благословлял нового главу государства на правление. И тем самым прецедентом закрепив (восстановив) за собой очередную прерогативу Церкви — помазание на царство.

Любая религия сильна своими адептами. Чем их больше, чем они преданнее, тем она сильнее. Это аксиома. В то же время любая религиозная структура, имеющая федеральный статус, влиятельна и всяким способом стремится расширить эту влиятельность, а значит, и власть. Это тоже неоспоримый факт. Всякое ведомство, если его специально не ограничивать, будет стремиться расширить свой штат и зону своего воздействия.

20 января 1918 года декретом Совета народных комиссаров церковь была отделена от государства, а школа — от церкви. В нем сказано, что «каждый гражданин может исповедовать любую религию или не исповедовать никакой», а также: «действия государственных и иных публично-правовых общественных установлений не сопровождаются никакими религиозными обрядами или церемониями». В нынешней Конституции России четко закреплен статус «светского государства». Это значит, что у нас в стране не только свобода вероисповедания, но и свобода от вероисповедания. Конституция, куда уж более. Ан-нет, этого, видимо, недостаточно. РПЦ по-прежнему гнет свою линию, всякий удобный раз заявляя о необходимости религиозного воспитания в школе. Причем необязательно православия. В этом они исключительно толерантны. В своем последнем выступлении Алексий II особо подчеркнул, что «для тех, кто исповедует другие религии, следует ввести соответствующие предметы, а атеистам будет преподаваться курс «Основы нравственной этики». Т. е. никто в этой новой системе обижен не будет. Для мусульман будут, очевидно, введены основы ислама, а для атеистов свой особый суррогат: основы нравственности.

От такой толерантности у меня лично мороз по коже. Уж лучше один предмет, но на всех. Например, «основы безнравственности». По крайней мере, вреда особого не будет. Воспитание через отторжение, через неприятие может статься здесь более эффективным, чем проповедь, помноженная на зубрежку «высоконравственных» идей. А вот деление детей по религиозным группам в лучшем случае разделит любой коллектив на своих и чужих. Каким бы при этом дружным и сплоченным он ни был, но когда наступает время урока боговедения, приходится расходиться по разным аудиториям, где на разный лад будут расхваливать догмы той или иной религии. «Наша вера сильна», — говорит один из духовников. Как понимают это дети? Они думают, что Их вера сильнее, чем у той подгруппы, что в соседней аудитории. Нам нужна такая толерантность?

Традиционные религии обладают огромной парадоксальной силой. Они могут объединять абсолютно противоположные по культуре нации и могут разобщить долго живущих в мире соседей. Римское начало единило под собой средневековую Европу. Под тем же религиозным флагом совершались кровавые крестовые походы — по сути та же мировая война. Сегодня мы наблюдаем реванш. Исламский мир находится в противостоянии с западным — по сути, третья мировая. Кому нужен этот ящик Пандоры?

Р. Шайфутдинов

№484(52) 26 декабря 2007

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама