Вот это да!

Когда пишешь статью, не подозреваешь, насколько можешь изменить ход событий, а порой даже повлиять на человеческие судьбы.

Как-то вечером раздался звонок. Взволнованный голос на том конце провода начал диалог:

— Здравствуйте. Это вы писали статью о Татьяне Африкановне?

— Да, я. А что?

— Дело в том, что нашлась ее сестра…

После нескольких минут разговора я уже понимала, о чем идет речь. Женщина попросила дать мне телефон моей собеседницы. Вообще-то я не вправе была это делать, но мое внутреннее чутье подсказывало, что все будет хорошо. И я продиктовала домашний телефон Татьяны Африкановны.

С того момента прошло уже полгода. Но природное женское (помноженное на журналистское) любопытство не давало мне покоя. Что происходило дальше?

Первый разговор по телефону, первая встреча, первая душевная беседа… А почему все впервые? Да потому, что они не были знакомы и никогда не встречались. Лишь иногда им в голову приходила мысль, что где-то на свете есть близкий человек…

И я встретилась с ними, двумя Татьянами. Мне показалось, что они совсем не похожи. Хотя первое впечатление бывает обманчивым.

Татьяна-старшая рассказала о том, как же свела их судьба…

— Мне позвонила подруга, которая прочитала статью («Любите человека просто за то, что он есть!» от 2 мая 2007 г. — прим. ред.) и была на сто процентов уверена, что материал в «ВЕ» — о моей сестре. Сначала я отпиралась: «Не может быть, как же так…». Но все совпадало — имя, отчество, фамилия, адрес. А я знала, что после расставания с моей мамой отец жил в деревне Ныргында. Сразу зародилась мысль: «Надо найти, надо встретиться». Но как это сделать? Было два варианта: позвонить на место работы сестры, которое было указано в статье либо разыскать корреспондента, который написал эту статью. Мы пошли по второму пути, ведь в выходные (дело было в конце недели) застать на работе сложно, и пришлось бы ждать до понедельника. А ждать совсем и не хотелось, и не моглось. Имея на руках телефон Татьяны Африкановны, я села на табуретку (ноги не держали). Сильно переживая, набрала номер и… спросила: «Татьяну Африкановну можно?». «Это я», — ответил приятный голос. «А по-моему, мы с вами родня… Я тоже Татьяна Африкановна…». Собеседница, чувствуя мое волнение, не дала мне очухаться и взяла инициативу в свои руки: «Я поняла, Вы наша старшая сестра» (почему «наша»? Да потому, что есть еще сестра и брат — авт.).

— И как прошла первая встреча двух Татьян?

— Сразу, на следующий день я пришла к ней. И мы так встретились, как будто всю жизнь были знакомы. И расстались только неделю, а не 58 лет (таков возраст Татьяны) назад. Было настолько тепло и приятно.

У младшей Татьяны, той, что брала интервью, я спросила:

— А как получилась, что судьба вас развела еще до вашего знакомства?

— История нередкая. Время было послевоенное, мужчин было очень мало. Папа жил сначала с одной женщиной, потом с другой (моей мамой) уехал в Башкирию. Там мы и родились. Самое главное — благодаря ему появился на свет не один замечательный человек. И осуждать сильный пол за тогдашнюю любвеобильность никак нельзя.

К ответу присоединилась и старшая Татьяна.

— Я до седьмого класса носила отчество Африкановна, а затем сменила отчество и стала Николаевна (по отчиму), хотя он для меня и по сей день отец. А в письмах к родному отцу и его я называла «папа». Так что я была богата. Очень жаль, конечно, что мне так и не довелось увидеть родного отца — Африкана. Знала я его только по рассказам матери и по письмам. А о том, что одна из моих сестер по линии отца живет в Елабуге, я даже предположить не могла.

— Удивительно, живя в одном городе, ни разу не встретиться…

— С дочкой Татьяны мы были знакомы, но ни она, ни я не догадывались о родстве. А сейчас уже почти все перезнакомились.

— Расскажите немного о своем отце.

— Отец наш — ученый, биолог, селекционер. В Ныргынде он посадил огромный яблоневый сад, за которым очень старательно ухаживал. Привез с юга черенки пирамидального тополя. Деревья украшают въезд в деревню, а вот сад погиб, потому что за ним некому стало ухаживать. Вообще отец был трудоголик. А еще он имел большую библиотеку, которая по халатности и беспечности некоторых людей была попросту уничтожена.

— Ну а сейчас, когда вы встретились, находите что-то общее друг в друге?

— Конечно. Самая главная черта, унаследованная от отца нами обеими — это трудолюбие. К тому же мы обе книголюбы, обе любим землю, природу. И вообще у нас очень много общих тем для разговора. У каждой из нас дети, а у Татьяны Николаевны — уже и внуки. Поэтому каждая из нас обрела не только сестру, а целые семьи. В нашем возрасте очень тонко ощущаешь родственную, кровную связь. И это не просто слова. Наверное, нам суждено было встретиться, не расставаясь. Спасибо вашей статье. Впереди у нас еще много времени для общения.

Ю. Климченко

Р.S. У Татьяны Африкановны мамы уже нет в живых. Придя на встречу к маме Татьяны Николаевны, пожилой 89-летней женщине, она услышала: «Ну вот, теперь у меня есть еще одна дочка!»

№484(52) 26 декабря 2007

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама