Колонка обозревателя

Банковский голод

Похоже, золотая пора всенародного кредитования подходит к концу. Все, закончилась раздача дешевых денег всем и вся. Кредиты подорожали и выдаются с более тщательной проверкой. Почему? Сами банкиры стараются на этот счет не распространяться. Любая информация негативного плана больно бьет по самому дорогому, что есть у банка — его репутации. Зато специалисты в области макроэкономики охотно комментируют последние тенденции, указывая на массу причин, порой совершенно невероятных, таких как смена правительства и инфляционные ожидания населения. Однако больше прочего упоминается пресловутый ипотечный кризис в Америке.

Рядовому гражданину слышать о кризисе американского ипотечного рынка — все равно что бальзам на душу. Не важно, что у себя дома, главное — у соседа корова сдохла. Приятно посмотреть нынешние телевизионные новости, которые все больше напоминают брежневское «Время». Сначала сводки с полей, сюжеты о передовиках производства — красота на тему «эх, хорошо в стране советской жить!» Затем под рубрикой «за рубежом» подборка сюжетов «про них». Все сплошь катастрофы, волнения трудящихся, разгоны митингов и кризисы мировой экономики. Сюжеты короткие, поэтому во временные рамки их умещается много. Создается впечатление, что всевозможные беды происходят только там, а не у нас. Так же и здесь: ипотечный кризис в США? Так им и надо, империалистам проклятым! Это вам за Ирак!

Только вот подобное потрясение в самой индустриально-развитой экономике неизбежно затронет и нас. Мы достаточно сильно интегрированы в общемировую экономику, и игнорировать рыночные тенденции уже вряд ли удастся. Подтверждение тому — ситуация на московском ипотечном рынке. Ипотечные кредиты здесь заметно подорожали. А у банков, особенно не специализирующихся на ипотеке, и исчезли вовсе. Подорожали потому, что подорожали Деньги, которые наши банки занимали у зарубежных инвесторов. Неспокойно стало этим буржуям после известных событий. Боятся вкладывать свои «длинные» доллары в ипотечные бумаги.

Чтобы понять механизм долгосрочного кредитования, нужно прежде всего отказаться от стереотипа, что банк представляет собой этакое хранилище Скруджа Макдака, где собраны несметные сокровища из вкладов простых граждан. Ничего подобного, частные деньги составляют лишь малую часть финансовых оборотов. Основные суммы, которыми приходится оперировать, банку надо искать извне, у более серьезных инвесторов, нежели скромные бабушки. Это может быть как Центробанк (ЦБ) РФ, так и зарубежные фонды. Причем у последних деньги можно было найти значительно дешевле, а значит, и заработать на марже (разнице процентов) гораздо больше.

Механизм выглядит так. Банк выдает клиенту долгосрочный ипотечный кредит под залог купленной недвижимости. И чтобы восполнить свои средства, продает закладные ЦБ или иным финансовым организациям. Т. е. выступает не совсем кредитором, а больше финансовым посредником между покупателями жилья и, к примеру, государством. А процесс восполнения средств банка называется рефинансированием.

Ставка рефинансирования ЦБ пока не поднялась. Но вся беда в том, что более привлекательные источники рефинансирования в последнее время поиссякли. Стало быть, прежних привлекательных условий кредитования своим клиентам банк предложить уже не в состоянии.

Другая причина ужесточения условий кредитования — стабилизация цен на московскую недвижимость. Самым интересным предложением московских банков еще недавно был ипотечный кредит без первоначального взноса. В те времена цены на столичное жилье росли как грибы после дождя. Любой москвич, имея нормальную зарплату, мог получить кредит на покупку квартиры на всю ее стоимость, не вкладывая ни копейки денег. И тут же сдать ее в наем. Полученных средств зачастую хватало, чтобы покрыть ежемесячные платежи банку. А через год взять и продать вдвое подорожавшую квартиру, выплатив банку остатки кредита и положив в карман солидный куш в несколько десятков тысяч долларов.

Банк же совершенно при этом не рисковал. Выдавая кредит без первоначального взноса, на справки о зарплате клиента смотрел сквозь пальцы. При такой динамике цен в случае потери платежеспособности клиента квартиру можно было быстро продать, оправдав ценой все неизбежные хлопоты по оформлению должных бумаг.

Но это все, как говорится, было не у нас, а в Москве. Какое отношение это имеет к нашим доморощенным банкам, которые столь привлекательных условий и не предлагали, потому как, наверное, рефинансировались исключительно в ЦБ и на международный рынок не выходили? Вряд ли ликвидность закладной на елабужскую квартиру может потягаться с московской недвижимостью. Но связь все же, хоть и косвенная, существует. Не вдаваясь в сложные тенденции макроэкономики, можно выделить одну образную деталь. Жизнь и нашей экономики, и их зависит от потока денег — крови этого организма, когда кровеносные сосуды чистые, а ее сердечные двигатели — банки — не забиты тромбами и работают исправно. Как бы мы ни были далеки от заокеанских проблем, наша кровеносная система соединена с общемировой. Закон сообщающихся сосудов, ничего не поделаешь. Такие далекие плохие новости остаются не только на телеэкране. Их реальность можно прочувствовать, зайдя в кредитный отдел ближайшего отделения банка.

Р. Шайфутдинов

№474(42) 17 октября 2007

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама