Колонка обозревателя

Первый пунктик

Отметили 1000 лет по новому стилю. Он же теперь единственный легитимный. Старый стиль, по которому Елабуге нынче 227 лет, неактуален и политически некорректен. Потому что на высокой горе стоит памятник основателю Ибрагим хану, а не какой-то там Екатерине II. Если кто не помнит, это некая русская императрица, правившая во второй половине 18 века. Для нас она интересна тем, что издала указец об основании на месте села Трехсвятское города Елабуга. До недавнего времени возраст нашего города исчислялся именно от этой даты. Историческая справедливость была восстановлена лишь в начале 21 века Президентом Татарстана: 24 октября 2005 года им был подписан указ «О праздновании 1000-летия основания города Елабуги».

Ну а если говорить серьезно и без ехидства, то за последнее время Елабуга кроме строительных, инвестиционных, туристических и прочих бумов переживает еще один, очень существенный. Никогда еще информационное поле не сотрясалось от такого количества упоминаний слова «Елабуга». Поисковая система «Яндекс» на запрос «Елабуга» дает ссылку на почти тысячу сайтов, на которых как-то говорится о Елабуге.

Чем еще более можно так взбудоражить горожан, трудно себе даже представить. Разве что сменой власти в городе?

Но разговор не об этом. Нынешний мэр может покинуть пост и через месяц, и через год. И через 10-20 лет. К будущему тысячелетию уж точно. Рано или поздно смена власти произойдет. И в умах горожан встанет очень важный вопрос: «А кто вместо Него?» Вот тут возникает интересный момент. Рядового обывателя в самом начале знакомства не так интересуют деловые качества человека, как его национальность. Это потом его будут восхвалять и благодарить. А в начале лишь простое животное любопытство: «Из какого племени-рода будешь, братец? Из нашего или из ихнего?»

С отменой пятого пункта в паспортах у нас ничего не изменилось и измениться не могло. В Татарстане гораздо информативнее был не пятый, а самый первый пункт. Т. е. фамилия человека. Живущие в Татарстане с самого детства обучены различать фамилии. Они бывают двух видов. Или татарская, или любая другая, за которой стоит «многонациональный народ Татарстана».

Если в наших паспортах значительным является первый пункт, то в головах прочно застрял пунктик, который сидит столь глубоко, что достать его, а тем более успешно вылечить не представляется возможным. Невозможным прежде всего из-за специфики заболевания. Пока его не трогаешь, эта мозговая болезнь проистекает в вялотекущем режиме. Но стоит лишь взяться за нее, она начинает резко прогрессировать и в итоге ведет к непредсказуемым результатам. Так что лучше совсем не трогать.

Когда-то по собственной дурости, очень свойственной молодости, я решил баллотироваться в наш горсовет. Мотивы к этому решению были самыми разнообразными. От самых амбициозных карьерных побуждений до элементарных хулиганских. Как говорится, встать во весь рост и пустить мощную свежую струю во власть. Однако запал быстро иссяк еще до того, как я успел официально зарегистрироваться. В числе прочих моих «достоинств» агитировавшая за меня женщина отметила: «Он наш, татарин!» Стало вдруг неприятно. Чужим быть не хотелось, но еще больше перестало хотеться быть «своим». Как-то некрасиво это… Впрочем, неприятных вещей впереди предстояло еще немало. Многое забылось, а вот это врезалось в память навсегда.

Сейчас уже давно не выбирают, а назначают, но старая традиция селекционирования кадров по первому пункту остается в силе. Как бы ни был способен человек, его карьера на госслужбе зависит даже не от национальности, а от того, не исчерпана ли на нее квота на местах. Х% Ивановых и Y% Шакировых — негласная норма, на которую при всем уважении к кандидатам приходится оглядываться властям республики. Об этом, конечно, никто не будет говорить вслух. Да этого и не надо. Все видно и так. В зависимости от времени национальная пропорция менялась. В начале 90-х, когда селекционная деятельность не велась, произошел перегиб в сторону Шакировых. Сейчас эту палку выгибают в другую сторону. В соответствии с дикой генеральной линией, называемой вполне приличным словом — толерантность.

Что особенно неприятно в этом — что нынешняя политика подобной толерантности, по сути, является лучшей из двух зол. Если ею совсем не заниматься, то получаем результат неизбежного вытеснения племени одной группы племенем другой. Если держать процесс на контроле — тоже неприятно. Все-таки не стадо баранов, а люди. А вот ровно как-то жить, без самовольных перекосов и вышестоящего контроля не получается. Мешает первый пунктик в голове.

Р. Шайфутдинов

№467(35) 29 августа 2007

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама