Колонка обозревателя

Пережить юбилей

То, что главной жертвой гостеприимства становятся прежде всего хозяева — ни для кого не секрет. Именно на них ложатся основные материальные затраты, именно им приходится испытывать временные неудобства быта взамен того, что когда-нибудь сами станут гостями и сполна испытают всю прелесть положения. Тот же, кто не любит бывать в гостях, гостеприимным быть не может по определению.

Свалившиеся на голову торжества обязывают быть гостеприимными, независимо от того, нравится кому это или нет. Как любит говаривать наш суверенный Президент, сидим мы в одной лодке, стало быть, плыть на ней надо слаженно, не переча капитану и не раскачивая судно. И случись на борту праздник, он как чума, один на всех. Переживать придется вместе.

Каким местом и по чему нынешнее гостеприимство ударит по елабужанам, выяснилось совсем недавно. Нет, конечно, хлопот при масштабных мероприятиях хватает всегда. Законы гостеприимства требуют называть их даже приятными. А о неприятных требуют промолчать, перетерпеть, сохраняя при этом благодушную, а то и радостную мину. Но, как любит говорить наш мэр, гости уедут, а наведенный порядок останется.

Все идет к тому, что в первые два праздничных дня в городе перекроют движение. Наглухо, без права выезда со стоянок. Многим елабужанам предстоит вспомнить прелесть пешеходных переходов и необычайной тишины тысячелетней давности. Как это будет, можно только предполагать. До сего момента таких экспериментов в масштабах города у нас не проводилось. Да и в других городах вряд ли. Ограничить движение в центре — это в порядке вещей. Но чтобы совсем запретить транспорт — это, пожалуй, нонсенс.

По замыслу авторов плана в эти дни будет ходить только общественный транспорт, причем его количество будет вполне достаточным, чтобы перевезти всех желающих. Продукты в магазины будут завозить только ночью. И если хозяева торговых точек позаботятся об этом заранее, перебоев с продуктами не будет. Словом, эксперимент теоретически не грозит особыми катаклизмами. В чем его слабость. Теория по своей природе всегда более оптимистична и не учитывает множества поправок и погрешностей, возникающих при ее обкатке на практике. Пессимистический взгляд, как бы его ни ругали за «предвзятость и очернение», все же помогает заранее учесть незаметные ухабы, дабы постелить на них соломку.

Так чего же мы можем лишиться в эти два дня? Многие лишатся своих автомашин. На них можно будет полюбоваться снаружи, посидеть внутри, но не ездить. Ставшее уже привычным для нас такси станет недоступным. Между прочим, такую «роскошь» таксисты могут себе позволить лишь в Новый год, да и то на 2-3 часа после полуночи.

Доставкой продуктов в торговые точки сейчас занимаются не владельцы магазинов, а оптовики, как правило, из Челнов. Вряд ли их устроит перспектива ночных рейсов в Елабугу.

Многие горожане уже привыкли пить только бутилированную воду. Двадцатилитровые бутыли с водой — товар специфический. Такой, что не купишь в ближайшем «ночнике». Нужно заранее заказать доставку. А как быть, если «доставка» будет не в состоянии передвигаться по городу?

Месяц назад мы почти целый день прожили без электроэнергии. Оценили по достоинству это «благо». Выяснилось, что без электричества телевизор не посмотришь даже при свечах. Как-то привыкли и к тому, что светофоры в городе могут не работать. Это стало верным признаком того, что в Елабугу явился высокий гость. Зато теперь неработающие светофоры никому помех создавать не будут. Перефразируя гангстерскую фразу, можно сказать: нет машин — нет проблем.

Вообще у нас появится уникальный шанс прочувствовать все прелести жизни без машин. То, о чем мечтают зеленые утописты, можно будет прочувствовать на собственной шкуре. Если уж не жить на дереве, то ходить на двух задних лапах самостоятельно.

Чтобы оценить по достоинству удобство, надо иногда отказываться от него. Говорят, что в России есть три основных праздника — Новый год, Пасха и «ура, дали горячую воду!». Радовались ли мы так горячей воде, если бы ее не отключали вовсе? Ее бы просто не замечали. К счастью, такой сценарий нам в ближайшем будущем не грозит. Этот «праздник», в отличие от остальных, мы будем отмечать по нескольку раз в год. И где была бы радость включения горячей воды без горечи ее утраты?

Иностранцы, подолгу жившие в России, отмечают особенность нашей жизни. Говорят, что жизнь у нас совершенно непредсказуема. Не скучно, в общем, жить. Не то что в Европе, где все давно отлажено, быт выровнен, а уверенность в завтрашнем дне даже не позиционируется как нечто особенное. Это просто норма жизни.

В связи с этим напрашивается любопытный вывод. А много ли они живут там, на Западе? Точнее, не живут, а переживают. В скучном, гниющем Западе, где один день похож на другой, где эмоции человека регламентированы давно устоявшимися правилами поведения, где, страшно сказать, даже автобусы ходят по расписанию, наверное, и жизненные часы идут по-другому. Так, восхищаясь столетними горными долгожителями, мы не задумываемся, а сколько они действительно не прожили, а пережили за свой век. Много ли они пропустили через себя эмоций, год от года занимаясь одним и тем же необычайно увлекательным занятием — выпасом баранов на горных лугах?

Лихой народец, населяющий шестую часть суши, никогда не даст себе скучать. Все, начиная от сантехника, до верховных правителей, обязательно сотворят какую-нибудь пакость. Причем не от злого умысла, а нечаянно. Хотели, мол, как лучше, а получилось как всегда. Потому у нас жизнь более насыщенна, интересна на события, богата на впечатления. Наш год жизни вполне сойдет за их два.

А то, что мы переживем за эти два дня, потянет и на целый месяц среднерусской жизни. Будет интересно. Будет о чем потом рассказать. В конце концов, то, что нас не убивает сразу, делает нас сильнее.

Р. Шайфутдинов

№465(33) 15 августа 2007

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама