Колонка обозревателя

О брусчатке, поребриках и люках

— А что это у нас на Казанской творится? Перерыто все…

— А это у нас к тысячелетию метро строят. Как в Казани.

На Казанской, конечно же, строят не метро, а всего-навсего кладут брусчатку. Работа немаленькая, разгром таков, что масштаб бедствия выглядит не меньше, чем при строительстве подземки. Но в конечном итоге все должно получиться очень здорово.

Брусчатка уже сама по себе замечательна тем, что выложить ее с помощью даже самой современной техники невозможно. Работа исключительно ручная. Каждый камень нужно не просто бросить на землю, а уложить по линейке, на утрамбованный и ровный песчаный слой. Работа дорогая, зато результат того стоит. Это не скучный серый асфальт. Радует глаз. Да и пройтись по такой дорожке приятно. Многие, конечно, могут поспорить. Мол, зимой будет скользко, да женщинам на каблуках неудобно ходить по такой поверхности. Тротуарная плитка бывает разной: гладкой и шероховатой. Как будет зимой, покажет время. Что касается женщин, то хождение на каблуках, по моему мужскому мнению, уже само по себе рискованное занятие, т. е. требующее особой сноровки и опыта. Передвижение по относительно ровной брусчатке на каблуках намного легче, чем, скажем, управление автомобилем. Многие автолюбительницы умудряются ездить за рулем в обуви на каблуках. И ничего! Хотя я сам с трудом представляю, как это они делают.

Если соотнести площади открытых и заасфальтированных участков земли в границах одного населенного пункта, то получим некий коэффициент, напрямую зависящий от численности его жителей. Чем он ближе к нулю — тем больше город и его «каменные джунгли». И, наоборот, чем он ниже, тем более патриархальным видится его устройство.

Если взять соотношение площадей, заасфальтированных и выложенных брусчаткой, то получим другой любопытный показатель — степень «западности». Мостить улицы — традиция, пришедшая к нам из Европы. Чем больше в городе брусчатки, тем западнее он расположен. В этом смысле Елабуга в скором времени должна стать немного ближе к Европе.

То, что будет лежать на улице Казанской, современные производители упорно называют не брусчаткой, а тротуарной плиткой. Объясняют это тем, что современная тротуарная плитка изготавливается искусственно — из смеси гранитного отсева. Тогда как под брусчаткой понимается исключительно природный камень. Можно поспорить. Ни в одном словаре нет понятия «тротуарная плитка» — видимо, понятие нововыдуманное, еще не получившее своего канонического определения. Зато слово «брусчатка» встречается везде. То, чем мостят улицы, может называться как угодно. А то, что получается в итоге, должно называться не иначе как брусчаткой. Во всяком случае, звучит гораздо красивей.

Как любой картине нужна рамка, так и при оформлении тротуара и проезжей части нужен бордюр. Причем если верить тем же словарям, в настоящее время правомерно название «бордюр» для разделителя между дорогой и асфальтированным тротуаром, а для тротуара, выложенного брусчаткой, его аналог именуется другим удивительно красивым словом — «поребрик». Именно так при укладке брусчатки именовался последний ряд по причине укладки его под углом к плоскости тротуара и дороги. Кстати, расположенный таким образом бордюр не становится помехой для детских и инвалидных колясок. Современные вертикальные высоченные бордюры являют собой не столько непреодолимое препятствие (переехать его с некоторым трудом можно), сколько особую форму вредительства тем, кто не в состоянии передвигаться на своих двоих. Наверное, многие замечали, что инвалиды передвигаются в своих колясках по Елабуге исключительно по дороге вместе с легковыми машинами и автобусами. Пешеходные тротуары созданы у нас исключительно для пешеходов и более ни для кого.

В этой дорожной идиллии не хватает еще одного важнейшего элемента — красивых, расположенных вровень с дорогой канализационных люков. То, что это может быть элементом декора, знает каждый, кто хоть раз побывал в Европе. Канализационные люки — своеобразная визитная карточка города. Это не просто безликая чугунная конструкция. На ней можно изобразить герб города, различные узоры и надписи. Не случайно существуют даже коллекционеры, собирающие канализационные люки.

У нас в России люки не собирают, а просто-напросто воруют. Для чего? Есть два варианта сбыта. Во-первых, чтобы сдать в металлолом. Чугунные люки принимаются как чермет — по самой низкой цене. Даже представить себе трудно, сколько нужно приложить усилий, собирая по всему городу пятидесятикилограммовые люки, чтобы получить за них более-менее приличную сумму. Не легчи ли эти деньги просто отработать грузчиком? Второй путь — продажа люков собственникам домов и коттеджей. Хозяева с удовольствием покупают ворованные люки за полцены для своих септиков.

Чтобы хоть как-то уберечься от вандалов, в России стали производить специальные бетонные люки. Об эстетической стороне их ничего хорошего не скажешь, зато за сохранность можно не беспокоиться. А вот сделать наоборот канализационные люки внешне привлекательными пока не решаются. И, наверное, зря. Например, в Елабуге как нельзя кстати пришлись бы красивые люки с местной символикой. И воровать такие люки не с руки: частник побоится класть нарядный люк рядом со своим домом. А в пункт приема тащить такой трофей вдвойне опасно.

Р. Шайфутдинов

№463(31) 1 августа 2007

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама