Колонка обозревателя

День независимости

Переживаем очередную серию праздников. Именно так все чаще говорят о праздничных выходных. Не отмечаем, а переживаем. Уж слишком их много стало. За последние 15 лет количество их удвоилось, а то и утроилось. А еще в обиход вошло непереводимое на другой язык выражение «устал отдыхать». Пока на себе не попробуешь две недели кряду после Нового года сидеть дома — не поймешь. Вроде бы выходные придуманы с главной целью — дать отдохнуть гражданам. А тут получается наоборот — устают.

Всего в современной России на государственные праздники приходится около месяца в год. Часто слышишь, что их «больше чем надо». Зато очень редко услышишь то, сколько же «их надо». Корректничают с этим вопросом. Подходят к нему с изрядным запасом политической терпимости. Действительно, легко прибавить в календарь новые даты, объявить их выходными. Труднее отказаться от старых, из прошлой эпохи. Их не отменяют, а переименовывают, пытаются заполнить новым идеологическим содержанием. Невозможно пока объявить советские праздники рабочими днями. Так, праздник 7 ноября, пройдя после 1991 года целый ряд переименований, сдвинулся на несколько дней назад и обрел свое нынешнее название — День национального единства. Надолго ли? Уж слишком невнятная дата. Из полумифического прошлого. Вполне возможно, это просто очередной переходный период. Не примет народ — отменят вовсе, избавившись в конечном итоге от октябрьских праздников.

С 1 мая сложнее. За этой датой есть защита посерьезнее всякой идеологии — хорошая погода. Нынешняя, конечно, не в счет. 1 мая можно заслуженно назвать днем российского шашлыка. Именно в эти выходные уставшие за долгую зиму граждане совершают первые походы на природу и любимую дачу. Так что этот праздник не отменят точно. Но постараются придать ему смысл в соответствии с курсом страны. Чтобы не просто выходной день был, а именно государственный праздник. Пока только пытаются. Новое название праздника, простое и красивое — день Весны и Труда — не каждый скажет. Зато старое, длинное и трудновыговариваемое, отскакивает от зубов у многих. Генетическая память, так сразу не выбьешь.

12 июня и недавно переставшее быть выходным 12 декабря — праздники, которые до сих пор считаются новыми. 16 лет прошло, а они все еще «новые». Это значит лишь одно: не прижились они. Граждане отдыхают с удовольствием, не ропщут против лишних выходных, но принимают их как-то не совсем искренне. По принципу: если приказано веселиться, веселиться будем, но каждый по-своему. Такое отношение к государственным датам даже хуже, чем просто саботаж. Потому как последнее предполагает хотя бы некий организованный клич, общественное мнение, на которое можно опереться и скорректировать идеологическую нагрузку праздника. А когда в ответ на призыв выразить солидарность по ключевым позициям государство встречает лишь равнодушие и инертность масс, то, значит, что-то не так. Либо тост невнятный, либо тамада слаб как профессионал.

Однако есть у нас и настоящий праздник, которым можно заменить все существующие ныне. Настолько он емкий и достаточный, искренний и, самое главное, объединяющий. Объединяет буквально всех: правых и левых, самых ярых националистов и космополитов, молодежь и стариков, государство и его граждан. Это, конечно же, День Победы. Перенеси название новых праздников на 9 мая — обретут второе дыхание. Подойдет едва ли не каждый. День России? Замечательно. День Национального Единства? Чуть ли не в точку. День Независимости? Лучше и не придумаешь. 9 мая — праздник, на который не надо выгонять народ пинком на площадь. Сам пойдет, без всяких разнарядок сверху. И если не возьмет в руки транспарант, запылившийся в темнушке профкома, то нацепит на себя георгиевскую ленточку. Без указаний, но по призыву, в знак гражданской солидарности.

Сила за Днем Победы колоссальная. Вопреки законам времени, когда праздник, приуроченный к конкретной дате, потихоньку изживает себя. Так случилось, что мощный импульс он получил в последние годы XX века. Именно тогда, а не с приходом к власти нынешнего президента наша страна после многолетнего унижения впервые ощутила себя державой. В 1999 году американцы напали на Югославию. Россия выразила протест, впервые четко обозначив собственную позицию в военном вопросе, да притом еще антиамериканскую. С экранов телевизоров сербы призывали на помощь русских братьев. Эффект оказался неслабым. Многие молодые горячие и пустые головы вмиг заполнились патриотическим содержанием. На помощь «братьям сербам» потянулись добровольцы. А 9 мая на улицы впервые за многие годы вышли массы людей. Началась самоидентификация новой России.

В этом тексте не разу не были упомянуты главные герои торжеств Дня Победы — ветераны. Не потому что забыл. Не дай Бог обидеть хоть одного такого человека. Им мы обязаны всем. Сделано это сознательно. Чтобы каждый читатель мог проверить себя, насколько в его сознании 9 мая связано с ветеранами войны. Если вспомнили — хорошо. Если не вспомнили… Значит, праздник действительно всеобщий, и ему уготовано стать первым национальным. Настанет время, когда не останется в живых ни одного участника самой великой в истории победы, а празднование ее будет продолжаться по-прежнему. Если не самой победы, так независимости России.

Р. Шайфутдинов

№450(18) 2 мая 2007

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама