Колонка обозревателя

Уход Ельцина

В понедельник умер Ельцин. Наверное, на самом глубоком, генетическом уровне, в нас зашит некий, не поддающийся взлому код, который отвечает за нашу патриархальность. Каковы бы ни были эксперименты по устройству нашей страны, при любых режимах мы устроены так, что всегда крепко зависим от одного человека — верховного правителя. Связь настолько сильна, что иного существования просто не предполагает. Коалиционные методы правления — не для России. В этом убеждены все: и правые, и левые. Вопрос даже никогда серьезно не обсуждался. Словно пациенты дурдома, даже если умом не понимаем, то чувствуем: главврач должен быть один, иначе будет плохо. Поэтому смерть лидера, пусть бывшего, так или иначе задевает всех. Независимо от личных чувств мы привязаны к нему — плохому, хорошему, но к царю, получеловеку, полубогу, наместнику шестой части суши, взявшему ответственность за наши души.

И вот правителя не стало. Пора доставать с полки изрядно запылившееся за долгое время чувство утраты вождя. Вождей мы не хоронили уже 22 года. 22 года не доставали. За это время сменилось три правителя, поменялись границы и название страны. Несколько иным стал и обряд похорон. Однако его важность в общенациональном масштабе мало изменилась.

Тогда, в 1982 году, когда скончался Брежнев, страну потрясло изрядно. Генсек, за время правления которого выросло целое поколение людей, казался вечным. Как и сам СССР. Но старели и дряхлели могучие цари, а вместе с ними шла к своей скорой кончине вся страна. Ехидные историки прозвали то время гонкой на лафетах. Действительно, после смерти Брежнева начался такой падеж генсеков, что не всякий сейчас вспомнит, кто за кем шел. С 1982 по 1985 сменилось три престарелых правителя: Брежнев, Андропов, Черненко. Наверняка был бы еще и четвертый — Устинов, если бы не умер за два месяца до вступления Михаила Горбачева в должность.

Интересно, в это время как никогда народ выучил всю церемонию больших похорон. Например, верной приметой было назначение председателя похоронной комиссии. Им неизменно становился будущий генсек. Или, как сейчас бы назвали, преемник. Умирали вожди примерно в одно время. Поэтому торжественная телевизионная трансляция с Красной площади казалась неким Третьим парадом, проходящим между 7 ноября и 1 мая. В школах эти дни объявлялись выходными, что приносило немало радости детям. Сам помню, детством из той эпохи. «Ура, траур, завтра в школу не идем!» Учителя сердились, шипели, но ничего поделать не могли. Что с нас взять?

А еще была очень непопулярная традиция переименовывать города в честь усопших генсеков. Набережные Челны тогда переименовали в город Брежнев. Многие позже возмущались: почему почетный титул достался именно Челнам? Ведь здесь он даже никогда не был! Интересно, что Ельцин был единственным среди всех правителей, который удостоил своим посещением Елабугу… Но это так, к слову. Как говорится, не дай Бог.

Сейчас правители России сменяются еще при жизни. И в этой европейской традиции, только еще укрепившейся у нас, есть немалое лукавство, самообман. Практически всю историю смена власти осуществлялась фатально. Хозяева Кремля покидали его только одним способом — вперед ногами. И не только потому, что крепко держались за власть. Нам самим так было спокойнее. В России Царь должен царствовать, а не исполнять обязанности наемного, временного президента. Чего греха таить, все эти инициативы с третьим сроком, они хоть и вопреки здравому смыслу и слову из Конституции, но из глубины нашей патриархальной, бородатой души. Кстати, в этой же Конституции отмечено, что президент является ее гарантом. Т. е. главное — это закон, а еще главнее — президент. Оговорка, достойная доктора Фрейда.

В США ушедшего с поста президента никогда не назовут экс-президентом. В результате на просторах Америки одновременно живут и здравствуют немало «президентов США». В нашем понимании — бардак. Традиция у них такая. У нас бывшие президенты отделены от действующего приставкой «экс». Иначе нельзя. Власть в России настолько централизована, что ушедший в отставку президент так или иначе имеет серьезное влияние. Действующему главе все равно приходится оглядываться на своего живого предшественника. Потому как по-настоящему он не только другой президент, но еще и преемник. Эпоха лихих девяностых закончилась не с приходом президента Путина, а только сейчас с уходом Ельцина. Даже не совсем так. Точнее будет, с Уходом Ельцина.

В понедельник умер Ельцин. Так началась эта новая, ничего особенно не предвещающая неделя. Россия начинает новую жизнь. С понедельника.

Р. Шайфутдинов

№449(17) 25 апреля 2007

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама