Колонка обозревателя

Бои по правилам

Весна, осень — период обострения не только у шизофреников. Это время года характерно для массовых уличных выступлений. Вполне возможно, это даже вовсе не совпадение. На митинг ради самого митинга обычный, среднестатистический человек не пойдет. Для того, чтобы выйти на улицу с транспарантом, публично выражать свою позицию, нужно иметь очень неспокойную душу. Что очень характерно для людей с психическим расстройством или же просто молодых. Молодость — это тоже как диагноз. Молодое сознание по своей природе протестное, оно более внушаемое. И самое главное, у молодых притуплен инстинкт самосохранения. Так, государство призывает в армию с самого раннего, юридически состоявшегося возраста. Солдат, обремененный излишней осторожностью, неэффективен. Возможно, из того же принципа исходят генералы других баталий — политических.

Интересен феномен уличных протестов. Интересен тем, что вызывает болезненную реакцию у власти, хотя, по сути, эти митинги не представляют для нее практической угрозы. Несколько тысяч человек, собравшись вместе, могут в самом худшем случае перевернуть пару машин, побить витрины магазинов и устроить драку с милицией. Гораздо больше вреда приносят футбольные болельщики. Кремль штурмом брать никто не пойдет, сколь бы ни были лозунги воинственны. Да и на практике это невозможно. Так чего же боится власть? Толпы молодых скинхедов? Вряд ли. На самом деле война проходит не на улице, а в несколько другой сфере. Схватка происходит на медийном фронте. Уличное шествие представляет собой не более чем старый, проверенный временем информационный повод для СМИ. Митинги проводятся для того, чтобы их показать по телевизору. А чтобы попасть туда, нужна причина, отвечающая новостийным законам. Стотысячная толпа молодежи, собравшаяся на стадионе на рок-концерт, если и попадет в выпуск новостей, то лишь в самом конце. Зато трехсот человек, митингующих на улице против «режима Путина», станет достаточно для создания новостийного сюжета. Не на нашем телевидении, конечно. Не попадет туда и какое-нибудь страшное ДТП со списком погибших в десятки человек. Зато в передовице может оказаться рядовое убийство на бытовой почве одного простого человека. Как? Элементарно. Для этого достаточно, чтобы его убили где-нибудь за границей. Это мы здесь, у себя, серая масса, население. Выезжая за границу, мы становимся «россиянами», о «судьбе» которых государство «выражает озабоченность». Случись что, прайм-тайм на телевидении (на нашем) обеспечен. Будут развернутые сюжеты, прямые включения, комментарии. Словом, весь букет. Выжмут тему до конца. Для правильной ориентации общественного мнения. Иными словами, если та или иная новость появляется в «ящике», значит, это кому-то нужно.

Так вокруг прошедших в минувшие выходные массовых акций марша-протеста несогласных была разыграна целая партия между властью и оппозицией. Причем оппозиция в ней одержала тактическую победу. Конечно, силы изначально неравны. На стороне государства все федеральные каналы — самый мощный медийный ресурс. На стороне оппозиции — некоторые газеты, Интернет — ресурсы и немножко Рен-ТВ. Т. е. охват аудитории несравненно меньше. Однако, грамотно играя, можно добиться успехов и малыми силами. И напротив, имея огромные возможности, можно не столько принести урон противнику, сколько навредить себе.

Изначально нападала, как ей и положено, оппозиция. Власть оборонялась, причем довольно неумело. Сначала московское правительство, видимо, не оценив масштабов будущего мероприятия, запретило проведение акции в пользу прокремлевской «Молодой гвардии», что тут же было расценено соответствующим образом. Затем во время шествия власть приняла не совсем адекватные меры. Демонстрация была фактически разогнана втрое превосходившим по численности ОМОНом. По количеству участвующих и задержанных марши побили все рекорды. За два дня в Москве и Петербурге в милицию за участие в них попали до 800 человек. Чем не замедлила воспользоваться оппозиция. Подняли на Западе такую волну, что аукнулось на самых верхних эшелонах власти. «Марш несогласных» стал демонстрацией в России, которая привлекла внимание главы другого государства. Канцлер Германии Ангела Меркель назвала разгон оппозиционеров неприемлемым. Это заявление тем более обидно, что исходило от политика, в целом лояльного к России.

Но это там, на Западе, а на наших просторах выигранные очки — за государством. Поддержка нашей оппозиции Западом делает их непопулярными в стране. Вроде как хотят помочь, а на самом деле оказывают медвежью услугу. Скажи, кто твой друг, и я скажу, кто ты. Оппозиционеров если и показывали по телевизору, то с поддевкой. Например, как один из задержанных пытался вылезти из автобуса, выдавил стекло и застрял в нем. Получилось очень смешно. Один из выступающих признался в камеру, что ему предложили за 100 долларов измазаться кетчупом, а потом, «истекая кровью», позировать для телевидения (не нашего). Лидеров оппозиции не показывали вовсе. Будто бы их нет. Лишь дважды упоминалось имя Гарри Каспарова. В одном случае он давал интервью на английском языке, в другом упоминался как «в прошлом известный шахматист». Нечестные приемы? Ничего подобного, все в рамках правил медийной войны. Ведь даже в «боях без правил» есть свои жесткие правила, которые нельзя нарушать. Хоть и чистых войн и не бывает, но все они ведутся методами, адекватными действию противника. Как ты с нами, так мы с тобой. И самое главное: для кого ОНИ там так стараются? Кривляются на митингах и выдумывают правильные картинки на камеру. Все это для нас. Для нас, конечных телезрителей, превращающихся ближе к выборам из просто населения в электорат.

Р. Шайфутдинов

№448(16) 18 апреля 2007

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама