Колонка обозревателя

ОЭЗ — Особые экологические зоны

Начал таять снег. Через месяц его совсем не будет, а деревья начнут покрываться зеленью. В это верится с трудом. За долгие месяцы зимы отвыкаешь от того, что в нашей местности, в которой нужно не жить, а работать «вахтовым методом», может еще быть тепло. Тем не менее так все и случится. Весна застанет, по российской традиции, врасплох. Зато во что верится хорошо, так это в то, что скоро будет много мусора. Оттает столько, сколько его накопилось за всю долгую зиму. Очень наглядная картина: что может произойти с городом, если не убирать улицы несколько месяцев подряд.

Весенние субботники придуманы не зря. В России это крайняя необходимость. В последнее время они особенно актуальны. Отрадно, конечно, что мусора с каждым годом становится все больше. Говорят, по количеству бытовых отходов можно судить об уровне жизни граждан. Чем больше отходов, тем выше уровень. Нерадостно только вот видеть его не в мусорных контейнерах, а под ногами, вперемешку с собачьими, и не только, экскрементами. Рекламопослушные граждане потребляют товар в соответствии с ростом благосостояния. И летят во все стороны окурки, бутылки, банки, фантики.

В этом году грядет великий почин — 1000-летие Елабуги. Показать наш город таким, чтобы у его гостей осталось впечатление «чистого и уютного» — наиважнейшая задача. Нет сомнений, что на ее выполнение будет затрачено изрядно административных нервов и брошено немало людских сил. Только вот стратегия борьбы за чистоту остается все та же: вы мусорите, а мы убираем. Что в конечном итоге не воспитывает человека, а лишь усугубляет его поведение. Перефразируя известную истину, можно сказать: грязно не там, где не убирают, грязно там, где мусорят.

Самый действенный способ был всегда один — повышение штрафов. Правда, менять КоАП не под силу муниципалитету. Не тот уровень. Хотя если подойти к этому творчески, то можно. Так, чтобы не нашлось потом умников оспорить их законность. Например, вовсе необязательно называть штраф штрафом. Пускай это будет называться, к примеру, тарифом. Тарифом за вывоз мусора. Словом, подойти с другой стороны. Определить официально территорию центра города… свалкой. И установить те правила, которыми руководствуются настоящие полигоны твердых бытовых отходов: заехал на территорию, свалил мусор, заплатил. По установленному тарифу. Так же и в городе. Захотел выбросить окурок? Пожалуйста! У нас отличная свалка! Плати 500 рублей и кидай куда хочешь! Дорого? Да, у нас дорогая свалка. Не нравится — ищи другую.

Ну а если серьезно, кроме сомнительных изысканий в законотворчестве, есть другие, пока еще не задействованные рычаги борьбы за чистоту. Например, повышать не размер штрафов, а их собираемость. Самое сложное в мелких административных правонарушениях — доказательства. Безупречно заполненного протокола может оказаться мало. На стороне нарушителя его презумпция невиновности. Вот здесь очень помогли бы повсюду установленные камеры наружного наблюдения. Мероприятие это сейчас уже не такое дорогое, как раньше. Оборудование видеонаблюдения вполне доступно для городского бюджета. Может вполне вписаться в строку расходов «из резервного фонда». Зато эффект от его применения позволит многократно окупить расходы. Видеозапись правонарушения показательнее любого протокола. Хоть к мировому судье иди с ней, хоть на местное телевидение. В качестве материала для социальной рекламы: «они засоряют наш город».

Есть один немаловажный аспект. Одно дело наказывать жителя маленькой и уже давно благополучной страны, а другое дело — гражданина такой необъятной страны, как Россия. Масштабы отчизны не позволяют расценивать брошенную из машины шелуху семечек как серьезный грех. Даже если ввести штрафы, соизмеримые с европейскими, они не будут действенны. Слишком трудно будет наказывать по ним. Это все равно что судить учителя сельской школы за установленное на компьютере пиратское ПО. Всеми признаваемый закон на стороне обвинителя, а общественное мнение во главе с гарантом Конституции — за простого учителя. Запретить мусорить везде значит объять необъятное. Здесь нужен особый, локальный подход.

Говорить, что россияне — патологические мусорщики, неверно. Наш человек, уезжая в Европу, не будет разбрасываться направо и налево. Потому что понимает, что там так не принято. Сдержится. Донесет до ближайшей урны. Не будет он мусорить и у себя дома. В своем доме, не на улице. Следовательно, это существо способно осознанно отделить места, где можно мусорить, а где нельзя. Нужно только указать ему на это. Внушить, объяснить, что на определенном небольшом участке территории следует вести себя как у себя дома.

Убрать все стихийные елабужские помойки не под силу ни к какому празднику. Даже если удастся это сделать, то хватит ненадолго. Вмиг опять загадят. Стоит ли тратить на это силы? А вот четко разграничить некие «чистые зоны» вполне реально. Объяснить, что это за зоны. Придать им особый статус, чтобы все восприняли их как запретные территории. Понатыкать камер видеонаблюдения. Организовать зеленый патруль. Там, где будут водить восторженных гостей. Им вряд ли придет в голову отправиться в прогулку по елабужским оврагам. А вот впечатления, полученные от блистающих чистотой нескольких старинных кварталов, останутся при них. Не то чтобы пустить пыль в глаза. Наоборот. Поразить отсутствием пыли.

Р.Шайфутдинов

№444(12) 21 марта 2007

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама