Колонка обозревателя

Без царя в голове

В эти дни отмечаем 90лет Февральской революции. Эту дату никогда особо не отмечали: ни в советское время, ни сейчас. Какая-то бесславная она. Даже на эпитеты. Октябрьскую революцию, хоть и не было другой в октябре, называли Великой. А Февральскую в лучшем случае определяют как буржуазную, что уже звучит обидно. Между тем по значимости произошедших во время нее событий она едва ли уступает Великой Социалистической. Если в октябре началась новая эпоха, то в феврале завершилась старая.

Не силен в истории. Можно сказать, невежда. В любом серьезном споре промолчу, даже если буду иметь свое мнение. История — наука не точная и, стало быть, иногда и сомнительная. Если исторические факты можно брать условно на веру, то с выводами, следующими из них, могу не согласиться. Потому что факт, если он верный, один. А выводов из него можно сделать как минимум два. Т. е. один из них ложный. Хотя бы поэтому при всем соблазне стараюсь не лезть в исторические дебри. Короче, антиисторик. Есть в этом хоть и сомнительный, но небольшой плюс. Глаз дилетанта хотя бы тем и ценен, что не замылен общепринятыми суждениями.

Так вот: первое, что бросается в глаза, — параллель событий февраля 1917 и августа — декабря 1991годов. Так случилось, что наша великая держава, создаваемая на протяжении тысячи лет, стараниями ее правителей распадалась именно после этих событий. Уже по одному этому можно судить об аналогии Февраля с современной историей.

В феврале 1917года окончилось правление последнего российского императора. Окончилось бесславно. Царь отрекся от трона. Формально передал власть своему брату, который тут же отказался. Фактически предал свой народ. Так бывает со всяким монархом, добровольно отказавшимся от власти. Потому что монарх — человек не просто по случаю рождения наделенный властью. Это не подарок судьбы. Все почести даются ему в обмен на огромную ответственность за своих подданных. Не граждан, а именно подданных. Поэтому уход в отставку президента есть не более чем добровольное увольнение с работы. Добровольное отрешение от трона есть предательство.

Развал СССР произошел так же после отставки его первого президента. Этот поступок умаляет лишь то, что после этого не было гражданской войны, а сам ветеран трона и ныне здравствует в собственной стране. За 70лет народ немного поумнел.

Русские цари страстно любили охоту. Говорят, что за всю историю в России было лишь только два правителя, ненавидевших охоту: Николай II и Михаил Горбачев. Есть в этом что-то символичное. Чтобы удержать в целости такую огромную и неоднородную страну, нужен большой кулак, способный загубить не один десяток человеческих душ. Загубить сотню, чтобы не было соблазна у тысяч других, которые способны развалить всю страну в целом.

В одиночку самому правителю даже при полном ничегонеделании развалить огромную державу не под силу. В этом у него всегда есть добровольные помощники. Причем не какие-нибудь там враги Отечества, а самые что ни есть патриоты. Есть в России такая зараза, как русская интеллигенция. Нет, это не те люди, составившие славу российской науки и культуры. Это, если так можно выразиться, интеллект нации. У них слишком много дел, чтобы выходить на улицы с плакатами. Русская интеллигенция — это недоучка-студент, несостоявшийся в жизни, зато зараженный революционными идеями об уничтожении «прогнившего строя» во имя свободы ее народа. Гнилой интеллигенцию называют не зря. По праву и по заслугам. Всякий раз, когда ей позволяли раскрыть рот, в стране происходили самые трагические события. Так было и в начале, и в конце прошлого века. При всем благородном рвении русская интеллигенция обладает удивительным деструктивным характером. Весь фокус в том, что радела она за народ, но никак не за страну в целом. Между прочим, у этого самого народа есть поговорка о том, что нельзя запрягать телегу вперед лошади. Не поедет. Или поедет назад. Народу в стране будет хорошо, когда будет хорошо самой стране.

Именно на правление последнего русского императора пришелся самый разгул интеллигенции. Царь, в силу своей либеральности, позволил не ко времени себя критиковать. За что и был съеден. Демократия и законы военного времени несовместимы. Одно исключает другое.

СССР тоже жил по законам военного времени. Пусть не настоящей, а холодной войны. Зато и последствия разгула не так страшны. Потомок русского интеллигента — российский демократ 1991года разлива — так же мало симпатичен и опасен. Уже нет былой осанки потомственного дворянина. Вместо безупречного костюма и аккуратной бородки — замызганные джинсы и засохшие кусочки макарон в нечесаной бороде. Вместо бесстрашия броситься с бомбой «под врага народа» — трусость перед самым малым ментовским беспределом. Однако лозунги, хоть и изложены современным языком, все те же. Что-то про права отдельно взятого человека, про тиранию в стране и про желание жить в «свободной и демократической стране». Заметим, эти желания у них обостряются исключительно в смутные времена. В любое другое «свобода, равенство и братство» им вроде как ни к чему.

Р.Шайфутдинов

№443(11) 14 марта 2007

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама