Колонка обозревателя

Восток — Запад

Граница между Азией и Европой является самой либеральной границей в мире. Там нет приграничных постов, перепаханных полос. Редко встретишь элементарные указатели. За нее никто не воевал. За нее не пролили ни капли крови. Ее даже не обозначают на карте. Более того, в разные времена ее двигали по собственному разумению все кому не лень.

Европа — это цивилизация, Азия — это варварство. Эта нехитрая аксиома жива уже много веков подряд. И как бы ни хвалили на Востоке свою цивилизацию, общий принцип смешения народов и культур выглядит примерно так: миграция населения идет в западном направлении, а навстречу ей на восток устремляется европейская культура. По мере наступления Европы на восток двигались ее границы. Древние греки определяли ее по реке Дон и Керченскому проливу. Позже было принято разделение по реке Волге. И лишь в 18веке стала утверждаться нынешняя, общепринятая граница, проходящая по Уральскому хребту. Так наш условно тысячелетний город условно переехал из Азии в Европу. При этом такое разделение частей света хоть и считается официальным, но признается оно далеко не всеми.

Сегодня существует, по крайней мере, три признака разделения нашего материка. Первый — официальный, сугубо географический. По нему раздел между Европой и Азией проходит по Уральскому хребту, далее по реке Урал, через Каспий, где-то по Кавказским горам, через Черное море, через пролив Босфор и Дарданеллы.

Второй — политический, который за последние десятилетия претерпел существенные изменения. Бывшие братские нам страны Восточной Европы стали именовать себя просто Европой. Убрав обидное прилагательное, передав его по наследству Украине, повысили, таким образом, для себя свой статус. В России же их «статус» совсем недавно, наоборот, понизили, придумав еще более обидное, чем прежнее, определение — транзитные страны. Имеется в виду, что именно через них (не сколько для них, сколько через них) идет перекачка нефти и газа в настоящую Западную Европу.

Переехав, таким образом, дальше на восток, политическая граница Европы крепко и надолго уперлась в Украину. Настолько долго, насколько у украинцев будет оставаться желание жить в единой стране. Здесь сейчас проходит политический раздел Востока и Запада. Половина Украины желает видеть себя с Европой, а другая половина — исключительно с Россией. Но и те и другие не хотят раскола государства. Прозападник президент Украины Виктор Ющенко вынужден бок о бок работать со своим антиподом — тезкой, премьер-министром Януковичем. Может статься, именно от этих двух людей, а не от народа, будет во многом зависеть не только единство Украины, но и вообще ее существование как государства. Бывает, что на территории политического раздела пропадали целые государства. Ведь совсем недавно существовала же советско-германская граница. И никакой Польши.

Удивительно, но в такой огромной стране, как Россия, даже в самые худшие времена вопрос «Восток или Запад?» не стоял остро. Угроза развала была, но четкой поляризации по сторонам света нет. Собирались как-то расходиться вразброд. Без особой ориентации. Даже самый западный регион, анклав — Калининградская область, находящаяся западнее всех бывших республик СССР, в сепаратизме себя проявила меньше других. Хотя кому как не ей легче всего было «плюнуть на все и вальнуть в Европу». Однако обошлось. Калининградская область остается нашим западным, балтийским форпостом. Даже название коммунистическое не сменили. Наверное, потому, что в любом случае лучше свое, хоть и советское, чем историческое, но не наше.

Споры о том, кто мы — Европа или Азия, — самая любимая и самая бессмысленная риторика наших философов. Примирить их аргументы в одной голове невозможно. Плюрализм в одной голове есть первый признак шизофрении. Но у нашего орла голова не одна, а две. Одна смотрит на Запад, другая на Восток. Так что с психикой все нормально. С патологией, правда, не очень.

Восток и Запад смешался в России так, что не разделить. Снимать головной убор в доме — рыцарская традиция Запада. Традиция снимать обувь — с Востока. Одновременно и то и другое делают в России. Взяли и там и там самое хорошее. Здесь мы настоящая Евразия. Есть и другие, не самые хорошие национальные черты. Например, любовь к выпивке — это явно с Запада. Лень, хитрость и коварство — с Востока. Тут мы полная Азиопа.

Но проще всего наш материк делится по другим признакам. В рамках существующих границ и вероисповедания титульных наций государств можно выделить Западную и Восточную Европу, Ближний и Дальний Восток. Восточная и Западная Европа — это католики и православные. Ближний и Дальний Восток — это мусульмане и буддисты. На юге Европа заканчивается чуть раньше положенных ей ныне границ, а именно в Турции. Здесь начинается другая цивилизация. Ближневосточный исламский мир заканчивается на границах Пакистана и Индии. Некогда единый народ в середине прошлого века разделился на две страны. Теперь эту границу можно считать разделом Ближнего и Дальнего Востока. Ислама и буддизма.

Река Волга уникальна своей показательностью. Своеобразный пример последовательности миров в Евразии, с одной лишь разницей: расположены они не с запада на восток, а с севера на юг. В верховьях в большинстве христианские храмы, на средней Волге живут татары — мусульмане. В ее низовьях — калмыки-буддисты.

Восточная Европа, следуя этой логике, заканчивается не за Уральским хребтом, а гораздо дальше. Если ехать с запада на восток, православные храмы стоят на всем протяжении от белорусского Бреста и до российского Анадыря.

Пускай такое деление не отвечает ни географическим канонам, ни политической конъюнктуре. Более того, оно неполиткорректно. Зато просто и понятно. И самое главное, нужно понять, что разные религии не только разделяют народы. Они еще их очень сильно объединяют.

Р.Шайфутдинов

№441(9) 28 февраля 2007

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама