Колонка обозревателя

Продажная профессия

Все минувшие выходные центральное телевидение потчевало нас новостями из Казани, где проходило заседание Госсовета России, которое «случайно» совпало с 70-летием Президента РТ М.Шаймиева. Поздравить юбиляра, а заодно провести заседание приехал Сам… Впрочем, роль свадебного генерала Путин до конца так и не выполнил. Поздравил именинника, вручил ему орден и, не дожидаясь торжественного банкета, улетел в Сочи. Но этого присутствия хватило, чтобы на два дня нашу республику сделать центральной темой выпусков. А заодно широкой аудитории россиян рассказать немало новых сказок о Татарстане.

Уметь встречать гостей — особый, необходимый, а иногда даже вполне достаточный талант чиновника. Умеешь правильно принять кого надо, угодить и ублажить дорогого гостя — значит, будешь работать. Даже если и нет мозгов от природы, по крайней мере, ниже не опустишься. Судя по показанным новостям, тележурналистов встречали и охмуряли со знанием дела.

Чего стоит только сообщение о том, что цена на недвижимость в Казани составляет 16 тысяч рублей за квадратный метр. Эту цифру озвучил даже Президент Путин. Ведь поверил! Наверное, поверили и все телезрители страны. Телевизионному слову у нас доверяют. Между тем эта цифра как минимум некорректна. Планка в 16 тысяч рублей давным-давно преодолена даже в Елабуге, не говоря уже о крупных городах. 16 тысяч рублей — это цена жилья по программе социальной ипотеки. Но это еще не значит, что за эти деньги реально можно купить жилье. Так как желающих приобрести квартиру по этой программе больше, чем сдается жилья, то между ними устраивается аукцион. Как в лохотроне: «Вы двое выиграли приз! Его получит тот, кто заплатит больше!» В результате аукциона цена поднимается в два раза и становится близкой к реальной — 30-35 тысячам рублей за квадратный метр. Кто сказал, что тележурналисты солгали? Просто чуть-чуть недоговорили, не стали вдаваться в «излишние» подробности, как в хорошей рекламе. Реклама у нас не запрещена.

Со столичными журналистами, приезжающими в Казань, происходят удивительные метаморфозы. Под хлебосольным натиском местных организаторов они впоследствии выдают такие слащавые сюжеты, что их впору пускать по татарстанскому телевидению. Причем без всякой цензуры. Получаются не репортажи, а какой-то сплошной рахат-лукум. Более того, получив опыт в казанской командировке, можно смело идти работать на туркменское телевидение. Возьмут без вопросов.

Термин «продажная пресса» к этим ребятам не подходит. Потому как дело совершенно в другом. На самом деле журналистов, берущих деньги, не больше чем вредителей среди врачей, профессиональных проституток среди женщин. Все-таки понятие «честность» гораздо ближе к журналисту, чем, скажем, к чиновнику. «Честный чиновник» — выговорить сложно и вообще немного смешно. В пользу относительной порядочности работников СМИ и тот факт, что на свете есть и более значимые профессии. Довольно легко быть гордым и честным, отказавшись раз в год от левого заработка в несколько тысяч рублей. А каково приходится чиновнику под натиском постоянного соблазна «помочь хорошим людям»? Можно заработать такие деньги, что вполне хватит «договориться» с собственной совестью.

Журналистика — профессия с женским характером. Грубые методы к ней совершенно недопустимы. Нужен особый подход, ласка и внимание. Как и всякая порядочная женщина в ответ на непристойное предложение за деньги, журналист его гордо отвергнет… Ну, или подумает. Ведь не всё зависит от денег. Многое зависит от их количества. Умный чиновник, зная все эти аналогии с прекрасной половиной, умело пользуется ими, получая взамен лояльность СМИ.

Лет десять назад, работая корреспондентом на телевидении в Челнах, приходилось на собственной шкуре испытывать собственную «продажность». Конечно же, тогда это было неосознанно, но результат ангажированности налицо. Дело в том, что в сферу моей деятельности были положены два города: Елабуга и Менделеевск. Елабуга — в силу места жительства, Менделеевск — в силу близкой расположенности. Здесь, в Елабуге, нашу съемочную группу власти откровенно игнорировали. Несмотря на то, что телевидение челнинское, журналистами мы были местными, доморощенными. Соответственно, и отношение не такое, как к приезжим. Совсем другое дело было в Менделеевске. Там мы были журналистами «из центра». Внимание местных чиновников по сравнению с елабужскими просто зашкаливало за всякие разумные рамки. При встрече глава города, здороваясь, почтительно вставал, а вся его свита, создавая условия для «успешной работы», вмиг превращалась в организаторов-затейников. Каждая такая поездка, а это в основном были официальные мероприятия, для нас неизменно заканчивалась традиционным чиновничьим застольем. Надо ли говорить, что по дороге в студию, готовя текст к горячему сюжету о съезде животноводов Татарстана, мне и в голову не приходило написать что-то лишнее, взятое не из официальных отчетов. Как можно обижать таких прекрасных людей?

Елабужские сюжеты получались не то что бы злыми, а какими-то голодными. А если говорить откровенно, то просто интереснее и честнее. В отличие от менделеевских скучных репортажей, здесь я старался работать, как того требует профессия. Даже мой оператор, зараженный общим настроением, из серых протокольных мероприятий в администрации, где особо-то и снимать нечего, вытаскивал самые невероятные кадры: мирно спящий депутат, трясущиеся руки со стаканом воды и даже крупным планом татуировку на запястье главы. Такие кадры способны «украсить» самый заурядный сюжет новостей.

Ну и, конечно, о взятках. Каюсь, взятка была. В одну из менделеевских поездок мне и моему оператору в честь какого-то праздника глава подарил командирские часы. С надписью на обратной стороне «От главы Менделеевска и Менделеевского района…» Взяли, не моргнув глазом. Я даже тут же примерил их на руку. Циферблатом вниз, надписью вверх — чтобы всем было видно, от Кого. Такая вот продажная профессия — тележурналист.

Р.Шайфутдинов

№436(4) 24 января 2007

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама