Колонка обозревателя

Взаймы у банка

В то время как Россия потихоньку выкарабкивается из внешних долгов, ее народ все вернее влезает в долги внутренние. Виной тому потребительское кредитование, или, как его еще называют, экспресс-кредиты. Для того чтобы купить понравившуюся дорогую бытовую технику, а то и даже автомобиль, теперь необязательно копить деньги. Можно взять в кредит. Быстро. Не отходя от кассы. Для этого не нужно предъявлять справку о доходах, выписку из ЖЭУ и искать поручителей. Всего-навсего нужны паспорт и не испачканная кредитная репутация. Учитывая то, что понятие «кредитная история» вошло в нашу жизнь недавно, большинство россиян имели нулевую, незапятнанную анкету. И народ повалил. В прошлом году объем потребительского кредитования удвоился и перешагнул отметку в триллион рублей. Если поделить на всех граждан, включая стариков и детей, получится почти по 7 тыс. рублей на каждого.

В целом логика такая: «Бери, пока дают!» Так в советские времена, завидев толпу при входе в магазин, перво-наперво занимали очередь, а уже потом интересовались: «А что выбросили?» Причем независимо от того, что «выбросили», все равно покупали, зачастую впрок. Сегодня народ крепко втянулся в потребительские кредиты. Современная бытовая техника, обладание которой ранее считалось признаком зажиточности, стала враз доступной практически каждому. И это буквально за несколько лет. Брать стали много. Отдавать назад стали меньше. Многие не тянут. Как правило, не рассчитывают силы. В прошлом году объем невозвращенных кредитов вырос на 70% и перешагнул психологически опасную для банковской системы отметку.

Картина такая, что впору снимать фильм про коварный капитализм: идет такой скромный трудяга, примерный семьянин мимо магазина с дорогими товарами. На витрине красуется его давняя мечта, пока не осуществимая. Доходы не позволяют купить. Хозяин-работодатель не жалует большой зарплатой, а просить большего не хватает смелости. Может уволить. А дома семья, дети… Но вот является злой демон-искуситель в человеческом образе и предлагает купить товар сейчас. А деньги? А деньги потом, с минимальным процентами или даже вовсе без них! Сказано — сделано! Товар превратился в Вещь, а ее обладатель на некоторое время в счастливого человека. Как обрадуется семья! Проходит время. Пора рассчитываться за кредит. На деле платежи оказались гораздо выше обещанных рекламой. Семейный бюджет трещит по швам. Платить просто нечем. Дальше — хуже, примерный семьянин впадает в депрессию, уходит в запой. В последней сцене появляется тот самый демон, но уже в истинном обличье… В общем все заканчивается трагически. Чем не сюжет для старого советского пропагандистского кино? Только теперь мы все вроде как оказались по ту сторону экрана. Потенциальными героями. Это кино впору снимать про нас самих.

Кредитование — весьма сложный продукт. Освоить его самостоятельно, за раз, прямо возле прилавка в магазине удастся мало кому. Приходится верить на слово представителям банков. К мелкому кредиту на 5-10 тыс. рублей прилагается многостраничный договор, набранный мелким шрифтом. Над этим документом трудился отряд поднаторевших в сутяжничестве юристов. А предлагается он простому клиенту, не видевшему документа сложнее трудового контракта. Силы неравны изначально.

Дело, конечно, не только в том, чтобы запутать потенциального клиента хитроумными, не всегда понятными пунктами. Просто все, что связано с деньгами, находится в сфере «серьезных дел». В отличие от прочих договоров здесь стандартный пункт «форс-мажорных обстоятельств» размазан по всему тексту. Словно весь смысл договора — один большой форс-мажор. Здесь, как в глупой американской инструкции к бытовой технике, торжествует прецедентное право. Пункт «не сушить кошку в микроволновой печи!» — появился наверняка из-за того, что кто-то догадался засунуть кошку в микроволновку, а впоследствии выиграл суд у фирмы-производителя. Так же и здесь. Банку требуются двойные, тройные гарантии. Если таковых не находится у заемщика, то подключаются страховые механизмы. Процент от этого не убавляется, а договор не становится меньшим по объему. Плюс ко всему всевозможные пени и неустойки. Естественно, в пользу банка. Не столько для того, чтобы наказать не совсем аккуратного клиента, сколько компенсировать расходы, полученные от другого клиента, который вовсе не желает расплачиваться. Получается так, что добропорядочный заемщик платит не только за себя, но и расплачивается за тех, кто не в состоянии это сделать. Такова цена за простоту и удобство получения кредита.

Интересно, что в опасное искушение впадают не только клиенты, но и сами банки. Если первые зарятся на простоту и легкость получения кредита, то вторые в погоне за прибылью закрывают глаза на возможные негативные последствия, лежащие в сфере макроэкономики. Рынок кредитования физических лиц, привлекая все новых участников, в условиях жесткой конкуренции приводит к снижению ставок по кредитам. В результате — снижение маржи банка, в которую заложены и риски невозвратов, что делает дальнейшее развитие кредитования все более рисковым для банка.

Сравнительно недавно Южную Корею поразил банковский кризис, причиной которого стал массовый невозврат кредитов. Удивительно, но этому тогда поспособствовало правительство. Чтобы переориентировать экономику с экспорта на внутреннего потребителя, была разработана целая национальная программа. Правительство щедро рефинансировало свои банки, требуя взамен всячески развивать экспресс-кредитование. Дело доходило до предоставления налоговых поблажек тем покупателям, которые использовали при покупке кредитные карточки. В результате скоро каждый житель страны стал владельцем в среднем четырех кредитных карточек. В итоге произошло то, что должно было произойти —т.н. потребительское перекредитование, когда наличные снимались с одного кредитного счета для платежей по старым кредитам.

Верной дорогой идем, товарищи?

Р.Шайфутдинов

№430(50) 13 декабря 2006

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама