Ни капли Бехтерева

Медпункт на родине великого психиатра вверг бы его в депрессию

Если начать подробно рассказывать про то, какой вклад русский ученый Бехтерев внес в изучение мозга, то какой-нибудь читатель не выдержит и скажет: «Ты нам мозги… не компостируй, а говори прямо, чем на этот раз недовольна “Новая газета”».

Что ж, говорю прямо. Год назад в Казани в рамках празднования 1000-летия города с оркестром, цветами и воздушными шарами открыли памятник Бехтереву. И это хорошо.

В этом году в Елабуге вовсю идут работы по строительству Музея уездной медицины имени Бехтерева, который вместе с еще одним памятником хотят открыть в январе — к 150-летию со дня рождения своего великого земляка. И это замечательно.

Но как в прежние годы фельдшерско-акушерский пункт в селе Бехтерево был похож на дровяной сарай, так он смахивает на дровяник и нынче. И это по-нашему.

Почерневшей бревенчатой избушке со сломанным крыльцом лет сорок, не меньше (о строительстве приличного здания велись разговоры еще при советской власти). Воду в домик носят ведрами из колонки, газ тоже не проведен. Отопление от котельной провели, однако печка еще сохранилась. Внутри чисто (сотрудники сами наклеили обои), но столы, стулья, шкафы и тумбочки завезены сюда после списания из районной больницы. При виде этого ветхого оборудования у кормящей матери, пожалуй, может пропасть молоко.

Чиновники из современных кабинетов, где фурнитура в тон гарнитура, искренне гордятся тем, что Владимир Михайлович Бехтерев родился не где-нибудь, а в селе Сорали, носящем теперь его имя. Они что-то слышали и про головной мозг, и про знаменитые капли Бехтерева. Может, даже читали, как Бехтерев поставил диагноз Сталину. И ко дню рождения ученого они относятся почти как к своему собственному. Но при этом устанавливают такую очередность: первым делом — бронзовые бюсты и музеи, а медицинский пункт — последним пунктом. И, похоже, полагают, что если у кого-то из 600 жителей села Бехтерева что-нибудь заболит, то он сперва съездит в Казань и возложит цветы к памятнику, потом сгоняет в Елабугу, где сходит в музей и снова возложит цветы. А уж после этого направится в свой дряхлый фельдшерско-акушерский пункт, где нет никаких признаков того, что это учреждение находится на родине великого врача. Нет тут ничего от Бехтерева. Можно сказать, ни капли.

Борис БРОНШТЕЙН,
«Новая газета» (г.Москва) 31 августа

№416(36) 6 сентября 2006

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама