ЖЗЛ: Жизнь замечательных людей

Школа жизни, пройденная в детстве

С самой страшной даты в истории страны началась неделя. В этом году исполнилось 74 года со дня начала Великой Отечественной войны. Печальная дата — 22 июня 1941 года — врезалась в память всех, кто застал то время. В детское сознание в том числе. Коренной елабужанке Нине Никитиной, тогда еще пятилетней девочке, до сих пор помнится этот июньский день. Помнится не по чьим-то рассказам, не по чьим-то воспоминаниям. Впрочем, обо всем по порядку. В рубрике «Дети Войны» — сейчас уже 79-летняя Нина Степановна Никитина.

— Нина Степановна, мне удивительно, что Ваша детская память сохранила тот страшный день. Как так получилось?

— В этот день было столько слез! Столько людей вокруг плакали, что я до сих пор это помню. Никогда в своей жизни столько слез я больше не видела. Как сейчас помню, радио, так называемые «воронки», были не у всех. Мы не исключение. Весь народ собрался на площади возле столба, где было установлено радио. И как только раздалась страшная новость, все вокруг зарыдали. Моя мама, а тогда она находилась в «положении», — тоже. Ну и я вместе со всеми.

— Вы сказали, мама была в «положении». Значит, в войну она осталась еще и с грудным ребенком на руках?

— Да. В 42-м у меня родился братик Толя. И практически я его воспитала.

— Вот как?

— Дело в том, что отец, как и большинство мужчин, ушел на фронт. Мама, чтобы мы не голодали, сразу же пошла работать. В садик я не ходила. Скажу честно, я была в детсаду всего пару-тройку дней. Мне там не понравилось. Казалось, что все только и знают что дерутся. Вот я и перестала ходить в сад. Так что уход за младшим братиком полностью лег на мои плечи. Единственное — мама прибегала периодически с работы, чтобы покормить грудного Толика, и всё, снова на работу. Время было такое.

— Чем же вы кормились?

— Как и все, получали хлеб по карточкам. Правда, был месяц, когда мы остались без этого главного продукта. Дело в том, что меня, 5–6-летнюю девочку мама отправляла за хлебом. А кого же еще? И вот однажды я забыла у продавца забрать карточку обратно. А месяц только начался. Обнаружилась моя потеря уже по приходу домой. Мама сразу же отправилась в магазин вернуть карточку. Но продавец так и не призналась в том, что я забыла забрать у нее карточку, утверждая, что я ее потеряла. Нас тогда от голода «спасла» корова, которую мы купили, продав домик бабушки в деревне. Кстати, выжили только благодаря этой корове. Ведь мы и суп могли «забелить», и в картофельное пюре вместо воды молока добавить.

— Чувство голода, тем более для ребенка — это страшно…

— Очень! Вы не поверите, но вкусной тогда казалась любая еда. Даже такая, которую в наше время уж точно не едят. У нас в доме жили три девушки, эвакуированные из Ленинграда. Их разместили у нас. Так вот. Они устроились на консервный завод в цех по забою скота. И с работы они приносили кровь. Запекали ее в печке и ели. Я не пробовала такую жижу, но тогда мне казалось, что это что-то очень вкусное.

— От папы были вести с фронта?

— К сожалению, от него мы получили одно-единственное письмо. Мол, жив-здоров. Обнимаю дочку Нину и тому подобное. Мама тогда еще сказала: «Мы в письме твоему папе про братика расскажем». А через два дня после того, как мы отправили ему письмо с таким радостным известием, пришло сообщение: папа без вести пропал. Так мой отец и не узнал, что у него родился сын. Было это в 42-м. Мы до сих пор не знаем, где он погиб, где захоронен. Война рушит всё.

— В годы войны Вы пошли в школу. Что врезалось в Вашу память ярче всего?

— Вот, казалось бы, это действительно событие. Должны бы остаться в памяти звонок на урок, кабинеты, учителя. Но в память врезалось больше всего не это. А… вши! Антисанитария была страшная. Вы не поверите, но вши ползали по голове, по спине… Какое тут объяснение учителя слушать внимательно, если вдруг видишь, как по однокласснику напротив ползет вошь. Жутко! Представляете, даже ночью боролись с ними. Бывало, уснешь уже, но если сквозь сон руками нащупаешь это проклятое насекомое, то начинаешь давить его.

— Как же боролись с этим проклятием?

— В Елабуге были военнопленные немцы. Их водили в городскую баню мыться. У них было хозяйственное мыло. А мы растили чуть-чуть табак. Так вот моя мама меняла у этих самых немцев табак на кусочки мыла. А еще в банный день мылись не только мы сами. Мама обязательно распаривала-отстирывала все одеяла и постельное белье, которое было в доме, чтобы уничтожить всех вшей.

— Свой досуг помните?

— Несмотря на возраст, приходилось много работать. Помню, как помогала маме не только смотреть за братиком, а еще и для коровы заготавливала сено летом, а зимой рубила тальник, чтобы тепло было дома. В 8(!) лет! Представляете!? Впрочем, иногда и играть доводилось. Хоть в садик ходить мне не понравилось, я не была тихоней. Во дворе была заводилой. Помню и то, как из дерева кукол делали, и «чечки» собирали, («чечки» — битая посуда, стекла), и в подвижные игры типа «Цепи кованые» играли. А на Новый год переворачивали табурет, утыкали его ветками и наряжали чем могли. Это была наша елка. Из школьных же праздников больше всего запомнились все ленинские. Культ Сталина не помню так отчетливо, но вот Ленина запомнила.

— Что для Вас и Вашей семьи 9 мая тогда и сейчас?

— 9 Мая 45-го помню очень хорошо! В этот день в школе не учились! Опять-таки помню, как возле городского радио собрался народ и ликовал! Все танцевали! Смеялись! Обнимались! И радовались! Радовались! И сейчас в нашей семье это самый торжественный день. Мы обязательно 9 Мая ходим на мемориал Памяти! Это традиция.

У героини рубрики Нины Никитиной двое детей, трое внуков и столько же правнуков. Но кроме них, ее большое сердце подарило любовь еще не одной тысяче елабужских малышей. Ведь больше половины своей жизни Нина Степановна отдала дошколятам. Прошла путь от рядового воспитателя до заведующего крупным дошкольным учреждением. Отличник народного просвещения РСФСР, секретарь парторганизации в гороно, представитель «народного контроля», участник множества спортивных мероприятий Нина Никитина ни дня не была на больничном. Всегда в работе, всегда в движении, всегда среди людей. Призналась, что быть в такой форме ей помогла школа жизни, пройденная, между прочим, по ее признанию, именно в детстве.

 

Алина Андреева №875(25) 24 июня 2015

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама