О главном

«Крутой романтик» Леонид Бородин

 

77 лет назад, 14 апреля 1938 г. в Иркутске в семье учителя родился Леонид Иванович Бородин — человек, которого одни знают как видного общественного деятеля и едва ли не культовую фигуру советского диссидентства, другие — как известного публициста, современного классика и главного редактора журнала «Москва». Бородина-писателя страна узнала накануне развала СССР, когда в 1990 г. журналы «Наш современник» и «Юность» опубликовали повести «Третья правда» и «Женщина в море». Одни Бородина хвалили и восхищались им, другие — ругали, так как помнили, что Бородин — диссидент, т. е. человек, чьи политические взгляды существенно отличаются от официальной точки зрения в стране, где он живет. Впрочем, сам Леонид Бородин, активно противостоявший советскому строю и подвергавшийся преследованиям, отказывался считать себя диссидентом, поскольку под диссидентством он понимал лишь либеральную и либерально-демократическую оппозицию режиму 1960-х — начала 1970-х годов, оформившуюся в середине 1970-х в правозащитное движение.

Как бы цинично это ни прозвучало, но по тогдашним советским меркам Леониду Бородину не повезло с биографией. Отец его Феликс Шеметас — литовец по национальности (фамилия Бородин у Леонида Ивановича по отчиму, — прим. авт.) — в литовско-польскую войну партизанил, при попытке скрыться в СССР был пойман на границе и сослан на Соловки (потом была Сибирь, где через год после рождения сына был расстрелян). Детская мечта Леонида Бородина стать штурманом дальнего плавания сменилась юношеской мечтой стать милиционером, и в 1955 г. по окончании в Нижнеудинске школы он приезжает по комсомольскому призыву в Елабугу, поступает в Елабужскую школу милиции МВД СССР. Приказом № 62 от 14.09.1955 по школе милиции Леонид Бородин был с 13 сентября 1955 г. зачислен в списки курсантов. ХХ съезд КПСС, проходивший в Москве в феврале 1956 г., дал толчок к реабилитации репрессированных граждан и резко изменил судьбу курсанта Елабужской школы милиции Леонида Бородина, который после съезда впервые испытал сомнения в официальной идеологии. В приказе по Елабужской специальной средней школе милиции МВД СССР № 32 от 04.06.1956 указано: «Курсанта Бородина Леонида Ивановича, отчисленного из школы по нежеланию учиться и откомандированного в УМ Иркутской области, с 14 июня 1956 года ИСКЛЮЧИТЬ из списков курсантов и всех видов довольствия. Основание: решение учебного совета».

Так получилось, что именно в Елабуге Бородин, по его собственным словам, «заболел идеей правды», заболел настолько, что ни о чем ином и думать не мог…». В одном из своих интервью в Казани, куда Бородин приезжал в январе 2008 г. (30 января писатель был гостем магазина «Книжный двор»), он отметил: «…я был очень сознательным пионером, комсомольцем. Мальчишкой мечтал, как на параде закрываю своим телом Сталина от пули. Окончив десятилетку, приехал в Елабугу, в школу милиции. Здесь меня и настиг ХХ съезд. Это был шок. Я-то был уверен, что живу в лучшем в мире государстве, среди самых счастливых людей. И вдруг… И теперь я уже хотел знать правду до конца, а потому не мог оставаться в школе милиции — и морального права не имел, и органы — не лучшее место для подобных изысканий. Был один момент, который подкосил меня окончательно. Как-то нас из школы милиции послали в колхоз что-то убирать. Сразу разбросали по полям. Но в перерыве мы с другом пошли в деревню — молока попить… А я вырос на Транссибирской магистрали, отец работал директором железнодорожной школы. А железнодорожники были одной из наиболее обеспеченных частей населения. Там, где я жил, не было ни нищих, ни очень бедных. Но это все вблизи железной дороги, а тут я оказался в глухой русской деревне — пять-шесть километров от Елабуги. И то, что я увидел, меня потрясло. Какое там крепостное право! Я такого никогда не видел! Зашли в одну избу, а там и теленок, и люлька болтается. Женщина налила нам в грязную банку какого-то странного молока. И когда мы ей дали десятку, я понял, что она такой деньги никогда не видела… Так что с ХХ съезда, с посещения той деревни, от вида этой дикой, фантастической нищеты все и началось».

Забрав документы из Елабужской школы милиции, покинув Елабугу, Бородин уехал в Иркутск, где в 1957 г. поступил в университет на исторический факультет. На первом курсе он примкнул к группе «Свободное слово», целью которой было «осмысление русской истории, в том числе изучение последствий культа личности и способов предотвращения этого в будущем». Вскоре Бородин был из университета отчислен, из комсомола выгнан. Познавать правду жизни он отправился на Братскую ГЭС, в 1958 г. уехал в Норильск, где работал в угольных шахтах. В 1962 г. он заочно окончил пединститут в Улан-Удэ и некоторое время проработал директором школы на станции Гусиное Озеро в Бурятии. В 1965 г. Леонид Иванович решил поступить в аспирантуру Ленинградского университета: попытка оказалась неудачной, но Бородин поменял место жительства и устроился под Ленинградом в д. Серебрянка директором школы.

В Ленинграде в 1965 г. Бородин вступил в тайную организацию «Всероссийский социал-христианский союз освобождения народов» (ВСХСОН), цель которого — построение христианского государства. Программа ВСХСОН, по словам самого Бородина, заключалась в трех основных лозунгах — христианизация политики, христианизация экономики и христианизация культуры. В 1967 г. Бородин за участие в этой организации был обвинен по статье 64 УК РСФСР (измена Родине) и вскоре получил 6 лет лагерей строгого режима. В следственной Владимирской тюрьме Бородин написал свои первые повести «Перед судом», «Повесть странного времени» и «Вариант». 18 февраля 1973 г. Бородин был освобожден. Он стал печататься в журнале «Вече», а в 1975 г. основал свой рукописный журнал «Московский сборник», за выпуск которого получил от КГБ предупреждение о недопустимости «антисоветской деятельности».

Л. Бородин принимает решение уехать в Сибирь, где некоторое время работает лесником и занимается литературной деятельностью. В 1978 г. в издательстве «Посев» во Франкфурте-на-Майне (Германия) вышла первая книга Бородина «Повесть странного времени». Деятельность диссидента-литератора не осталась незамеченной: 13 мая 1982 г. Бородин был арестован и на суде 17–19 февраля 1983 г. за распространение антисоветской литературы осужден на 10 лет заключения и 5 лет ссылки. Приговор вызвал широкий общественный резонанс за рубежом. В перестройку, в 1987 г. под воздействием мирового общественного мнения в СССР взялись пересмотреть дело писателя, и в июне 1987 г. он был освобожден. В 1990 г. Бородина пригласили в журнал «Москва» в отдел прозы, а в 1992 г. он возглавил это издание. На VII съезде Союза писателей РСФСР в январе 1991 г. Бородин был избран членом Секретариата Правления СП.

В 2002 г. Л. Бородин стал лауреатом премии Александра Солженицына (примечательно, что Леонид Бородин был одним из любимых писателей Александра Исаевича). В автобиографическом повествовании «Без выбора», впервые появившемся в 2003 г. на страницах журнала «Москва», Бородин рассказал о своей жизни, о том, как формировалось его мировоззрение, вспомнил писатель и о Елабуге.

Творчество Л. Бородина и его мировоззрение критики оценивают по-разному, но я приведу оценку лишь двух авторитетов, которые в разное время тоже, кстати, побывали в Елабуге: «крутой романтик» (Лев Аннинский), приверженец «православной авторитарности» (Петр Палиевский). 24 ноября 2011 г. Леонид Бородин скончался от обширного инфаркта в Москве, похоронен на кладбище Сергиева Посада (в последние годы жизни Леонид Иванович проживал на даче близ этого города).

Российский писатель, литературовед и литературный критик, академик Академии русской современной словесности Павел Басинский назвал Леонида Бородина одним «из самых выдающихся русских прозаиков второй половины века минувшего и начала века нынешнего», добавив, что он — «один из последних русских романтиков и вместе с тем мастеров социально-психологической прозы».

 

 

Андрей Иванов, заведующий Библиотекой Серебряного века ЕГМЗ №()

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама