Это интересно

Видный русский историк Николай Полетика

119 лет назад, 17 апреля 1896 г. (по ст. стилю) в украинском городе Конотопе в семье Павла Полетики, представителя старинного дворянского рода, игравшего когда-то важную роль в событиях истории и общественной жизни России и Украины, родились близнецы Юрий и Николай.

Николай Павлович Полетика вошел в историю нашей страны как видный русский историк, журналист, специалист в области экономической географии. Всемирную известность Полетика приобрел благодаря своим книгам о причинах и обстоятельствах, приведших к возникновению Первой мировой войны. Так, в 1930 г. в Ленинграде в издательстве «Красная газета» выходит книга Полетики «Сараевское убийство. Исследование по истории австро-сербских отношений и балканской политики России в период 1903–1914 гг.». В 1935 г. в издательстве «ОГИЗ. Соцэкгиз» выходит его книга «Возникновение мировой войны», основная тема которой — т. н. «июльский кризис» 1914 г. Много позже фамилия автора этих книг тщательно затиралась, но уничтожать их указания не последовало: слишком ценны они были для историков. В военном 1942 г. в Казани издательство «Татгосиздат» выпустило небольшую книжку «Железом и кровью. Судьбы гитлеровской Германии в зеркале истории», где Полетика — соавтор историков О. Вайнштейна и М. Гуковского. В том же 1942 г. Полетика с группой преподавателей Ленинградского университета «застрял» на несколько недель в Казани, ожидая вскрытия Волги и Камы, чтобы проехать в Елабугу. В своих воспоминаниях «Виденное и пережитое» (Израиль, 1982 г.) Полетика отметит, что в один из тех дней ожидания он зашел в библиотеку Казанского университета. Там директор библиотеки, после того как Полетика назвал свою фамилию, «ахнул и радостно пожал мне руку», произнеся при этом: «Какие киты науки к нам пожаловали!» «А „кит науки“, — иронизирует Полетика, — был голодным и ободранным скелетом, едва державшимся на ногах!»

Что до пребывания в Елабуге, то Полетика в своих воспоминаниях немногословен: он не сообщает о своей научной работе, не делится своими впечатлениями о Елабуге. Судя по всему, Полетика в Елабуге просто пережил тяжелый блокадный период и пополнил список имен известных ученых, которых тыловая Елабуга приняла в годы войны. «…летом 1942 г. в Елабуге на Каме, куда была эвакуирована часть преподавателей и лабораторий Ленинградского университета, профессора и доценты, — отмечает он в своих воспоминаниях, — были поражены тем, как лихо профессор Н. П. Полетика ведет прополку картошки и прочих овощей. Он даже умел косить сено и пилить сосны!» Самое время обратиться к некоторым деталям биографии человека, о котором многие из читателей «ВЕ» наверняка ничего не слышали прежде.

Отца своего Николай не помнил, поскольку тот умер, когда мальчику не было и пяти лет. Вдову с двумя сыновьями приютила двоюродная тетка: рано оставшаяся бездетной вдовой, она с радостью взялась за воспитание двух мальчишек, которые называли ее бабушкой. В Конотопе того времени мужской гимназии не было, и на семейном совете было решено, что мальчики будут поступать в лучшую казенную гимназию в Киеве — Киевскую первую гимназию, основанную Александром I в 1811 году.

В октябре 1905 г. произошло первое знакомство Полетики с «еврейским вопросом» — начался еврейский погром, первый в Киеве за последние 100 лет. Бабушка Николая была так потрясена увиденным, что скоропостижно скончалась весной 1906 г. от кровоизлияния в мозг. В Киевской гимназии Николай Полетика учился 9 лет — с сентября 1905 г. по июль 1914 г. «Образование и, главное, воспитание в нашей гимназии, — отмечает Полетика, — при соблюдении монархической внешности и форм было либерально-оппозиционным, прогрессивным и свободомыслящим». Здесь он «подсел» на лекции В. Ключевского, С. Соловьева и К. Валишевского.

В августе 1914 г. Николай Полетика поступает в Киевский университет на историческое отделение историко-филологического факультета. Несколько ранее, во время летнего отдыха в Конотопе Николай узнал из газет об убийстве 28 июня 1914 г. в Сараево наследника австрийского престола эрцгерцога Франца-Фердинанда и его жены (убийство было использовано Австро-Венгрией и Германией как повод для развязывания мировой войны). Причинам этой войны Полетика позже посвятит несколько своих научных работ. Учеба давалась Николаю легко, и он решил попробовать свои силы в научно-исследовательской работе: занялся изучением истории украинского крестьянства в XVIII — начале XIX вв.

Работа, начатая в январе 1917 г., была прервана Февральской революцией. Полетика встретил Октябрьскую революцию 1917 г. как «великий переворот, несущий обновление жизни человечества». В 1917–1920 гг. на большей части Украины, оторванной от остальной России, одновременно сосуществовало несколько режимов: советский, украинский и австро-германский, добровольческий, англо-французских оккупантов, польской власти, кроме того, здесь «царствовали» многочисленные банды. Красная армия вошла в Киев 12 июня 1920 г., и установление Советской власти обеспечило политическую стабильность.

В 1920–1921 гг. Полетика много времени уделяет изучению иностранных языков (он свободно владел немецким, французским, английским и итальянским). Позже он отметит: «Без знания языков я не мог бы вести литературную работу в Ленинграде, написать мои книги, успешно вести преподавательскую работу». В 1922 г. Полетика начал работать учителем средней школы, пришлось ему быть преподавателем и в военных училищах. При этом он продолжал учебу на юридическом факультете университета и параллельно начал учиться на экономическом.

Поддавшись уговорам брата Юрия, обосновавшегося в Петрограде в «Красной газете», Николай 15 июля 1923 г. приезжает в город на Неве. Вскоре по дороге в редакцию газеты «Ленинградская правда» Юрий и Николай встретят девушку, с которой несколько дней назад Юрий познакомился в Союзе поэтов. Это была дочь ассимилированных евреев Александра Пумпянская, которая через два года станет женой Николая Полетики (они прожили в браке 19 лет, умерла она от рака легких в 1944 г. в Саратове). Тогда в 1923 г. с работой Николаю повезло благодаря знанию иностранных языков, и он стал «собственным корреспондентом „Ленинградской правды“ из столиц Европы и из США». Редакция получала около 100 газет и журналов из стран Европы и США, и Полетике предстояло их перерабатывать и выдавать «сообщения спецкора» из Лондона, Парижа, Берлина, Вены, Рима, Вашингтона и других столиц мира. В этом амплуа он проработал 5 лет. Обилие газет и журналов позволило Полетике следить за международной дискуссией историков о причинах Первой мировой войны, и он занялся изучением этого вопроса.

Переехав в Ленинград, он перевелся с 4 курса правового факультета и с 3 курса экономического факультета Киевского института народного хозяйства на соответствующие отделения факультета общественных наук Ленинградского университета, который окончил в 1924 г. (по специальности «Мировое хозяйство и мировая политика») и на котором позже стал преподавать. В конце апреля 1931 г. Полетика простудился и подхватил тяжелую болезнь — воспаление среднего уха, положившую начало его глухоте. С того же 1931 г. он в течение 20 лет (по 1951 г.) — преподаватель, доцент, профессор Ленинградского государственного педагогического института им. Герцена. В 1937 г. утвержден в степени кандидата экономических наук, в 1942 г. — степени доктора исторических наук. С 1953 по 1972 гг. — профессор кафедры истории нового и новейшего времени Белорусского государственного университета. В 1973 г., выйдя на пенсию, выехал в Израиль: он не участвовал там в политической жизни, не ругал советскую действительность, но самого факта, что он уехал в Израиль, стало достаточно, чтобы о Полетике как об ученом перестали писать. Его просто постепенно забыли, и данный материал в елабужской газете — попытка вернуть имя известного ученого как минимум в историю Елабуги. Умер Николай Полетика в Израиле 25 марта 1988 г.

 

Андрей Иванов, заведующий Библиотекой Серебряного века ЕГМЗ №864(14) 8 апреля 2015

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама