Колонка обозревателя

Любимые грабли

Есть в нашей истории одна странная особенность, своего рода страсть - наступать на одни и те же грабли. Меняются эпохи, исторические обстоятельства, меняются первые лица страны, а власть так любит некоторые грабли, что возвращается к ним с упорством маньяка, - лишь бы только еще раз наступить и получить по лбу.

С алкогольной продукцией у нас боролись при Ю. Андропове, потом вырубали виноградники при М. Горбачеве, теперь снова взялись за борьбу с вином. Борьба идет успешно: вино побеждают, казна пустеет.
В андроповские времена служил я в Казахстане, в городе Уральск, в качестве командира взвода военных строителей. Делать нам было нечего, так как по обычаям стройбата месяцев десять шла игра: есть кирпич - нет цемента, есть цемент - нет кирпича. Потом за месяц-два объект возводился и сдавался приемной комиссии. Затем около года продолжались разные доделки. Самый выдающийся на моей памяти объект, возведенный военными строителями, - элитный жилой дом для офицерского состава в одном из крупных городов Поволжья. Когда к дому прибыла приемная комиссия из округа, товарищи генералы и офицеры от изумления просто застыли с открытыми ртами. Дело в том, что все балконы на одной из сторон дома почему-то имели наклон градусов в 15 от линии горизонта - такие "падающие" балконы.
И вот Уральск. Правление Андропова. Беспощадная борьба с алкоголизмом и прогулами. Как-то за городом обнаружили мы небольшую речку, типа нашей Тоймы, куда ездили купаться и рыбачить на взводном "зилке". А рядом с речкой был совхозный яблоневый сад. Огромный. Совхоз специализировался на выпуске плодово-ягодного вина, по народному - "бормотухи". Производство закрыли. А сад остался, никому не нужный. Сторож нам сказал: "Вы падалицы не берите, снимайте только самые зрелые с веток". Месяца два в нашей казарме стоял одуряющий запах яблок. Плодов таких сортов и размеров я потом нигде не встречал. Кроме нас сад постоянно навещали легковушки с прицепами. Подъезжали азербайджанцы, ставили сторожу бутылку, набирали полный прицеп яблок, а потом торговали ими на рынках Уральска. "Пусть берут, - говорил совхозный сторож, - все равно все сгниет. Никому не надо". - "А ваши, совхозные?" - "Ну, возьмут по три, по пять мешков, - куда больше-то? Что с ними делать?" Что потом стало с этим садом, не знаю.
Андропова давно нет. А грабли остались. Недавно был принят закон "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции". Закон предусматривал новую маркировку алкогольной продукции и создание государственной системы по учету этой продукции. Словом, был принят для того, чтобы придушить, а то и уничтожить рынок нелегального производства алкоголя. А получилось, что придушили рынок легальной продукции и ограбили собственную казну. "Девять миллиардов рублей за последние полтора месяца, по данным Союза производителей алкогольной продукции, составили потери госбюджета от винного кризиса".
Схема предельно проста. Производители и продавцы вина обвиняют разработчиков новой автоматизированной программы в том, что они создали кризис. Те говорят, что таможенная и налоговая службы не направляли им никакого технического задания, поэтому программу делали "как могли". Выяснилось также, что Министерство финансов вместо того, чтобы утвердить новый порядок приобретения акцизных марок в январе, как было предписано, сделало это на несколько месяцев позже. Вследствие чего Министерство юстиции не успело сочинить приказы для учета акцизных марок, правил маркировки, правил нанесения сведений на марки и т.д. В итоге: нелегальный рынок алкогольной продукции благополучно существует. Пить меньше не стали. Государственная казна понесла убытки. А виновных нет, потому что "винный кризис" был создан согласованными усилиями чуть ли не половины правительства.
Одновременно с этим разыгралась другая история в Совете Федерации, который стоит на пороге своей четвертой реформы за последние, если не ошибаюсь, десять лет. Первоначально членов верхней палаты парламента избирали напрямую. Потом выборы отменили, а кресла в Совете Федерации заняли губернаторы и главы законодательных собраний регионов. Толку от губернаторов было мало. Тогда их заменили "профессиональными" парламентариями. Вскоре оказалось, что если от губернаторов не было толку, то от "профессионалов" сплошной вред. "Вот пуще прежнего пошли у них разборы и споры, кому и как сидеть". В 2000 году по инициативе Кремля завели такой порядок: сенаторов стали назначать по двое от каждого региона: один назначенец - от губернатора, другой - от законодательного собрания. Так началось строительство "вертикали власти". В Совете Федерации это привело "к такому количеству кадровых нелепиц и неприятностей, включая откровенно коррупционные скандалы", что глава верхней палаты российского парламента Сергей Миронов предложил недавно отменить назначение сенаторов и вернуться к всенародным выборам. Словом, опять граблями, да только по другому лбу. Резонно предположить, что очередная перестройка Совета Федерации закончится аналогичным результатом.
Граблей у нас много. На всех хватит. Недавно на столы министров снова легли проекты переброски сибирских рек в Среднюю Азию. При нынешнем потоке нефтедолларов повернут запросто. Но чем закончится удар такими граблями - одному Богу известно.

А. Куклин

№411(31) 2 августа 2006

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама