...

Николай Белоголовый: замечательный врач от безысходности

180 лет назад, 17 октября (по новому стилю) 1834 г. в Иркутске в купеческой семье Андрея Белоголового родился сын, которому при крещении дали имя Николай. Пройдут годы, и Николай Андреевич Белоголовый войдет в историю нашей страны как один из лучших практикующих врачей своего времени, как личный лекарь писателей Михаила Салтыкова-Щедрина, Николая Некрасова и Ивана Тургенева. Помимо врачебной деятельности, проявил себя Николай Белоголовый и на литературном поприще: печатался в первой русской революционной газете «Колокол» (издавалась на русском языке с 1857 по 1867 гг.) Александра Герцена, а также являлся автором книги «Воспоминания и другие статьи» (Москва, 1897 г., типолитография К. Ф. Александрова, Арбат, близ Арбатских ворот, дом Платонова), изданной уже после смерти Николая Андреевича.

Упомянутая выше книга включает в себя следующие разделы: «Из воспоминаний сибиряка о декабристах — А. В. Поджио — Граф М. Лорис-Меликов — М. Е. Салтыков — Болезнь Некрасова — Кое-что о болезни Тургенева — Гигиена и демография — Поездка на Урал в 1866 году — На о. Рюгене — Из сибирских воспоминаний — Три встречи с Герценом — Свидание с Л. Толстым». В части «Поездка на Урал в 1866 году» (стр. 533–538) сообщается о посещении Белоголовым Елабуги в мае 1866 г., впрочем, об этом чуть позже.

Первое свое образование Николай Белоголовый получил у декабристов, с которыми был дружен его отец. Мальчик часто выполнял довольно опасные поручения — доставлял ссыльным декабристам письма и посылки от родных и знакомых. Восьмилетнего Николая вскоре отправили учиться к ссыльному декабристу Алексею Юшневскому (1786–1844), жившему в деревне Малая Разводная недалеко от Иркутска. В «Воспоминаниях» Белоголового этот момент отражен так: «Когда мы, вымытые, приглаженные и одетые в наше лучшее платье, уселись на долгушу (длинные безрессорные дрожки, которые, кажется, и до сих пор в большом употреблении в Сибири), запряженную парой сытых лошадок, и быстро покатили по городу, то отец стал объяснять нам, что везет нас в деревню Малую Разводную, к декабристам Юшневским, у которых мы начнем учиться и для этого скоро совсем переберемся на житье к ним; просил нас, как водится, держать себя умниками и не ударить лицом в грязь, если нас сегодня же вздумают проэкзаменовать. Мы были еще так юны и неопытны, что название «декабристы» не имело для нас решительно никакого смысла, а потому мы с самым невинным любопытством ждали предстоящего свидания». Юшневский когда-то учился в Московском университете и, возможно, под его влиянием сам Николай Белоголовый принял решение получить образование именно в этом учебном заведении. Но это будет еще нескоро: сначала обучение еще у одного ссыльного декабриста Александра Викторовича Поджио (1798–1873), а потом учеба в одном из лучших частных учебных заведений Москвы XIX века — Пансионе Эннеса, действовавшем с 1845 по 1859 гг. Пансион был открыт для представителей богатого купечества (обучались только мальчики), а также обучались в нем дети практически всех живущих тогда в Москве иностранцев. В этот период Николай Белоголовый познакомится и сдружится с Сергеем Петровичем Боткиным (1832–1889), ставшим позже известнейшим русским врачом-терапевтом и общественным деятелем (в 1892 г. Белоголовый издаст в Санкт-Петербурге в серии «Жизнь замечательных людей» в «Биографической библиотеке Ф. Павленкова» свою книжку («Биографический очерк» объемом 80 стр.) «С. П. Боткин. Его жизнь и врачебная деятельность».

Николай Белоголовый хотел заниматься литературой, однако вышедшее постановление императора Николая I разрешало свободный доступ недворян из частных учебных заведений в университет только на медицинский факультет Московского университета. Так Белоголовый от безысходности решил стать врачом. Окончив университет, он в 1855 г. уезжает в Иркутск, где получает должность городского врача. Однако вскоре он покидает Сибирь и продолжает свое образование за границей, где в германских университетах слушает лекции по медицине. В 1862 г. защитил докторскую диссертацию «О всасывании солей кожей». Для дальнейших занятий научной деятельностью Белоголовый переехал в Санкт-Петербург, затем вернулся в Иркутск. Здесь он стал одним из организаторов создания Общества врачей Восточной Сибири. Основанное им медицинское общество вобрало в себя всех местных врачей для обсуждения новых научных и практических идей, появившихся в литературе. Он настаивал на расширении медицинской помощи населению, делал доклады о работе «гражданской» больницы и ходатайствовал об устройстве в Иркутске «дома умалишенных». Авторитет Белоголового как искусного врача рос день ото дня.

В 1866 г. Белоголовый постоянно живет в Санкт-Петербурге, где лечит известных поэтов и писателей, и именно в этом году он побывал в Елабуге, причем говорить о посещении города не приходится, ведь объектом интереса врача и одного из его спутников стало наше легендарное Чертово городище. Обратимся к «деталям» его книги «Воспоминания и другие статьи» под названием «Поездка на Урал в 1866 году». Читаем там следующее: «В Казани мы простояли два часа у берега и этим временем воспользовались, чтобы побродить по суше <… >. Назавтра мы проснулись уже в Каме, которая в этом году разлилась чрезвычайно, так что, затопив все острова и поемные луга, представляла громадный плес. Часов в пять вечера мы подошли к Елабуге, но по случаю половодья пристань была верстах в пяти от города; пароход пристал у чрезвычайно крутой горы, и мы отправились все карабкаться, чтобы посмотреть вблизи радужные рухляки пермской формации; <… > герцог и я добрались до верхушки и, сопровождаемые толпой нескольких бурлаков, сошедших с нашего же парохода, отправились смотреть груду камней с легендарным названием «Чертово городище», и герцог набросал его в свой альбом. На обратном пути мы чуть не кубарем скатились с горы к реке и попали к утесу, который преграждал нам совершенно путь к пароходу, и нам пришлось было карабкаться снова в гору; но к счастью, на наши крики со стоявшего подле судна подали лодку, на которой мы и подкатили к пароходу, где остальная наша компания ждала нас с немалою тревогой». Вот, собственно, и все, что удалось узнать из «Воспоминаний» врача Николая Белоголового о его посещении Елабуги. Остается добавить, что упомянутый в воспоминаниях герцог — внук императора Николая I, правнук Жозефины Богарне, императрицы Франции в 1804–1809 гг. и первой жены Наполеона I Николай Максимилианович Лейхтенбергский (1843–1890). Вот так: член императорской семьи в возрасте 23 лет вместе с 32-летним Николаем Белоголовым в мае 1866 г. карабкались по крутым елабужским склонам, чтобы увидеть Чертово городище. Известно, что в Пермь Николай Лейхтенбергский прибыл 21 мая 1866 г., следовательно, в Елабуге Белоголовый со своим знатным спутником побывали несколькими днями ранее — 18 или 19 мая. Некролог «Памяти Н. А. Белоголового», помещенный в журнале «Исторический вестник» в 1895 г., начинался так: «Скончавшийся 6 сентября 1895 года в Москве доктор медицины Николай Андреевич Белоголовый принадлежал к числу тех редких людей, которые, не гоняясь за шумливой славой и блеском имени, приносят такую огромную пользу культуре своего отечества, какая иногда не выпадает даже на долю иной знаменитости. Это был сильный характер, твердый в своих принципах, строгий в их выполнении за всю жизнь, начиная от школьной скамьи и светлой молодости до последних минут, когда, уже угасающий в тяжелой борьбе духа и тела, он привлекал в свою скромную квартиру наиболее выдающихся людей московской интеллигенции. Своими взглядами, своей примерной жизнью и отношением к людям он постоянно вносил благое влияние во все, что его окружало, и тут сила его деятельности проявилась обильными результатами».

 

Андрей Иванов, ученый секретарь ЕГМЗ №841(44) 29 октября 2014

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама