...

От огурцов до клубники

Сейчас, в пору санкций и ограничений ввоза импортных продуктов особенно важным стало выращивать свои фрукты и овощи. В климатических условиях нашей полосы можно получать урожай и ягод, и яблок, и даже арбузов, дынь.

Елабужанин Валерий Тукмачев начать решил с самого что ни на есть российского овоща — огурца. Это сейчас у него 10 гектаров земли, большая теплица, неплохой урожай, опыт агронома и планы расширения своего хозяйства. А четыре года назад перспектива казалась весьма туманной.

— Почему Вы решили стать фермером?

— Я занимался поставкой запчастей для технических производств, и вполне успешно. Но грянул дефолт 2009-го. Зарплаты начали падать, и жизнь усложнилась. Решил, что если научиться фермерскому делу, то здесь можно выращивать продукцию и зарабатывать.

— У Вас был какой-то опыт этой работы?

— Никакого. Но я познакомился тогда с замечательным агрономом Джаудатом Саитовичем, ныне покойным. Съездил, посмотрел, как работает и получает прибыль его хозяйство. Появилась надежда, что и у меня получится.

— И Вы сразу нацелились на выращивание огурцов?

— Это одна из наиболее выгодных культур. Если всё по технологии сделать, то можно получить быструю отдачу.

— С чего Вы начали?

— С того, что продал всё имущество — сначала квартиру, потом машину, офис. На эти деньги строил теплицу. Выкупил землю на территории Танайского сельского поселения — 10 гектаров.

— Вам хватило этих средств на первое время?

— Денег не хватило сразу. Поэтому привлек партнеров. Но средств все равно было недостаточно. Оформлял кредиты. В первые же годы стройка поглотила почти 9 млн рублей. Возводили тепличное хозяйство два года. В прошлом году уже смогли получить неплохой урожай, что помогло нам финансово. Но нынче дважды случился форс-мажор — погибала рассада.

— Из-за чего?

— В этом деле много тонкостей. В первый раз плохой торф привезли. Во второй раз семена не те закупили, не так посадили. Есть же своя технология.

— То есть много рисков в этом деле?

— Очень много!

— У вас нет своей лаборатории?

— Нет, к сожалению. А она нужна. Лаборатория позволила бы нам контролировать качество семян, определять, каких микроэлементов не хватает растениям. Но стоит она недешево — около ста тысяч рублей. Она бы стала одним из факторов, но не основополагающим. Все должно быть в комплексе. Нужны современное отопление, освещение, качественная водоподготовка и профессиональный капельный полив. Без такого полива нам не обойтись, а установка для него стоит 600 тыс. рублей. Не получается пока собрать такую сумму. Если всё таким образом обустроить, то, естественно, будет хороший урожай, а, значит, и прибыль.

Много еще чего нам нужно дополнять и менять — и в части отопления тоже. Нужны другие тепловые агрегаты, эти устарели и не дают нужного эффекта.

— Когда начинается рабочий сезон?

— С января.

— Зимой сколько здесь градусов?

— В рассадном отделении в 30-градусный мороз нам нужно было держать температуру 28 градусов тепла. По газу и электроэнергии это очень большие затраты.

— Сколько человек у вас работает?

— На данный момент 6–7.

— Недостаток специалистов ощущаете?

— Пожалуй, это самая большая проблема. В технологии выращивания растений ошибки допускаем по незнанию, а за это приходится дорого платить.

— Сейчас агроном здесь Вы?

— У меня уже было четыре агронома — из Казани, Нижнекамска. Они приезжают, к сожалению, когда что-то уже случилось, а постоянного специалиста нет. Поэтому самим приходится вникать. Сейчас уже и советы можем дать.

— Какой урожай вы получаете?

— Сейчас собираем 10 кг огурцов с квадратного метра. А средний результат — 20. При соблюдении технологии мы должны получать до 100 тонн. А мы в прошлом году получили лишь 40 тонн — растения повредила болезнь.

— Вы называете это зоной рискованного предпринимательства. Какая, по-Вашему, поддержка нужна фермерам?

— Вложения и еще раз вложения.

— Вы сейчас получаете субсидии от государства?

— Ничего не получаю.

— Гранты?

— Нет. Трижды пытались участвовать в различных программах, но получили, как говорится, от ворот поворот. Сейчас вот познакомились с республиканской Ассоциацией фермеров. Надеемся получить поддержку. Необходимо, чтобы в той же Ассоциации можно было взять денег и выплатить зарплату рабочим, а потом в сезон рассчитаться. Оформлять кредит — это долго. К слову, единственный банк, который идет нам навстречу, — Россельхозбанк.

— Какие субсидии необходимы, чтобы вы могли встать на ноги и развиваться?

— Примерно 10 млн рублей, чтобы поднять хозяйство — отопление, полив, грунт, строительство второго корпуса.

— Это нужно только на начальном этапе? Или Вы считаете, что развивать фермерство невозможно без господдержки?

— Знаете, это как повезет. Вдруг случится такая удача, что без хороших тепловых агрегатов, капельного полива и прочего кто-то вырастит хороший урожай и деньги заработает… Я знаком со многими фермерами Татарстана. Насколько мне известно, все кредитуются по-полной. И многие не выкарабкиваются. И у меня вот неудачи, но я руки не опускаю. Неудача в нашем деле это — … проба, опыт.

Считаю, что инициативных людей надо обязательно поддерживать. Если человек взялся, вложил свои деньги, значит, надо ему в этом деле помочь.

— Что дает Вам силы продолжать?

— (Вздыхает). Две вещи. Хочется верить, что на каком-то этапе государство нас начнет поддерживать. Ведь мы делаем очень важное и полезное дело. И потом нужна защищенность. Если я фермер и пытаюсь что-то вырастить, то должен знать, что если вдруг прогорю, нас с детьми из-за кредитов, вложенных в этот бизнес, из дома не выселят. И второе. Хочу начатое дело довести до конца, иначе не было бы смысла начинать. Верю, что все получится, что построим хорошее хозяйство и оно будет рентабельным. А рентабельность наступает при определенных объемах.

— Семья Вас поддерживает?

— Конечно! Они все здесь работают. Жена Вера — бригадир, они с женщинами ухаживают за растениями. Сыну Никите 17 лет, в каникулы он тоже помогает. Дочкам-двойняшкам Ане и Даше 14 лет, они наши помощницы и к труду здесь привыкают.

— Вы бы хотели, чтобы это дело продолжали дети?

— На данном этапе, без помощи государства, пожалуй, нет, не хотел бы детям такой участи. Это рискованный бизнес. Нет страхования урожая. Силы пока есть, держимся, но это очень тяжело. Надеюсь, выберемся. Сегодня читал статью о том, что фермеры Польши свою малину могут отправить на рынок по демпинговым ценам, потому что получают хорошие субсидии. Надеюсь, и у нас в стране произойдет поворот от глобального к самому насущному. Лишь бы не поздно было.

— Какие у Вас планы на ближайшее время?

— На будущий год будем сажать томаты. Для этого нам нужна еще одна теплица.

Решили, что и в самом деле нельзя класть все яйца в одну корзину. В хозяйстве должно быть интенсивное выращивание разных культур. Поэтому задумали построить теплицу для цветочной рассады, для начала на 7 — 10 сотках. Надеемся, петуньи и другие наши цветы украсят улицы Елабуги и соседних городов.

Параллельно пытаемся осваивать земли под ягодники. Садовая клубника, малина, черная смородина… Почему нет? Надо будет, мы здесь попробуем и картошку выращивать.

 

Елена Петрова №830(33) 13 августа 2014

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама