...

Автопробег 1907 года и фолиант-свидетель

В июле 1907 г. Елабуга приняла участников легендарного автомобильного пробега по маршруту Пекин — Париж, устроенного по инициативе французской газеты «Ле Матэн» («Le Matin»; в дословном переводе на русский язык — «Утро»).

Утром 24 июля 1907 г. в 9 часов 40 минут из Елабуги в Вятку вятскому губернатору князю Сергею Дмитриевичу Горчакову (1861–1927) была отправлена телеграмма следующего содержания: «Вчера прибыли <в> Елабугу сегодня выбыли <в> Казань автомобилисты <на> трех автомобилях». Столь лаконичная телеграмма подписана так: «За исправника Зубарев» (исправник — глава полиции в уезде в Российской империи вплоть до революционных событий 1917 г., подчинен напрямую губернатору, — прим. А. И.) В канцелярии вятского губернатора телеграмма зарегистрирована этим же числом — 24 июля 1907 г. Губернатор Сергей Горчаков вынужден был подготовиться к встрече иностранных автолюбителей, так как 27 апреля 1907 г. из департамента полиции МВД пришло сообщение о том, что газета «Ле Матэн» во время русско-японской войны 1904–1905 гг. занималась тайной разведкой по соглашению с японским правительством. Департамент полиции просил губернские власти проследить, чтобы иностранные автомобилисты «не производили никаких разведок и фотографирований в местах, имеющих стратегическое значение».

Из министерства внутренних дел (Департамент полиции) по «2 Делопроизводству» с датировкой 18 мая 1907 г. за № 37347 вятскому губернатору с грифом «Секретно» отправлен документ следующего содержания: «В дополнение к отношению от 27 минувшего Апреля за № 2655, Департамент Полиции уведомляет ваше Сиятельство, что в автомобильном пробеге из Пекина в Париж разрешено принять участие Князю Сципиону Боргезе в сопровождении корреспондента Миланской газеты Людовика Бардзини и механика Гектора Гуиццарди, коим и выдано от Департамента рекомендательное письмо от 16 сего Мая за № 37342».

Забегая вперед, отмечу, что Сципион Боргезе — потомок графа Александра Христофоровича Бенкендорфа (1782–1844), русского государственного деятеля, военачальника, генерала от кавалерии; шефа жандармов и одновременно Главного начальника III отделения Собственной Е. И. В. канцелярии (1826–1844). Возможно, это родство основательно помогло Боргезе избежать неприятностей с российской полицией…

В канцелярии вятского губернатора документ зарегистрирован 27 мая 1907 г. Что заставило наши власти опасаться иностранцев — не суть важно: важно в нашем случае то, что 24 июля 1907 г. лидер автопробега — экипаж Боргезе прибыл в Елабугу, а уже 27 июля итальянские гонщики добрались до Москвы. 10 августа 1907 года, после 60 дней путешествия машина Боргезе первой прибыла в Париж. Остальные участники добрались до Парижа только на 81 сутки. Как вы понимаете, абсолютным победителем этого автопробега стал Луиджи Маркантонио Франческо Родольфо Сципионе Боргезе (перечисление дворянских титулов этого Князя заняло бы приличное количество текста, поэтому я этот аспект упускаю), которого весь мир знает просто как Сципиона Боргезе (1871–1927), о котором я как-нибудь расскажу отдельно. Вернемся к автопробегу. Предыстория его такова: 30 января 1907 г. «Ле Матэн» вышла с крупным заголовком на первой полосе: «Из Пекина в Париж на автомобиле. Великолепный вызов». Автопутешественники 27 мая 1907 г. выехали из Пекина. Всего в пробеге участвовало 6 экипажей: 3 французских, 1 голландский и 2 итальянских. Франция была представлена двумя автомобилями «Де дион-бутон» мощностью в 10 лошадиных сил каждый и авто «Конталь» мощностью в 6 лошадиных сил. Голландию представлял автомобиль «Спикер» (15 л. с.), а итальянские экипажи были на авто «Италия» мощностью в 28 л. с. и «Фиат» (24 л. с.). Исходя из мощности двигателей, все шансы на победу и, соответственно, на награду, учрежденную газетой «Матэн» — а это 100 000 франков — были у экипажа «Италии», в который входили принц Сципион Боргезе и его супруга Анна-Мария.

Всего участники пробега должны были преодолеть порядка 10 тыс. км. Маршрут пробега был намечен такой: Пекин–Калган–Урга–Маймачин (Китай)–Кяхта–Култук–Иркутск–Зима–Нижнеудинск–Красноярск–ст. Обь–Омск–Петропавловск–Курган–Златоуст–Бирск–Ела­бу­га–Казань–Нижний Новгород–Вязники–Владимир–Москва–Смоленск–Борисов–Брест-Литовск–Варшава (в 1907 г. Польша была частью Российской империи — прим. авт.) –Кутно (Россия)–Берлин–Кельн–Брюссель–Париж. В итоге намеченные 10 тыс. км «превратились» в 16 тыс., причем 13 тыс. пришлись на территорию России. От Пекина через степь Гоби до Кяхты участников автомобильного пробега сопровождал конвой китайской конницы, на русской территории этот конвой сменили казаки.

Автомобиль Боргезе лидировал, но задержался из-за того, что застрял на одном из бесчисленных мостов перегона Кяхта–Мысовая, где при переезде машина получила повреждения. К радости принца они были незначительные, и их быстро исправили на месте.

18 июня в 9 часов вечера автомобиль принца Боргезе, лидируя, прибыл к Амурской заставе Иркутска: экипаж с нескрываемой завистью встречало Иркутское общество велосипедистов-любителей. Остальные участники пробега прибыли в Иркутск 22 июня. Лидирующее положение Боргезе было обеспечено мощностью его машины и ежедневным техническим обслуживанием, которое проводил профессиональный механик Этторе Гвиззарди (внимательный читатель может обратить внимание и заметить разницу в написании имен как самого Боргезе, так и его механика, как минимум в приведенном выше документе из полиции, датированном маем 1907 г.; я же сознательно привожу разные написания, поскольку записывали имена участников пробега по принципу «как услышал, так и написал»).

27 июля Боргезе прибыл в Москву. Уверенный в своей победе, он настолько расслабился, что посетил в эти дни тогдашнюю столицу России Санкт-Петербург — город, который находился на достаточном удалении от запланированного маршрута. В завершении, возвращаясь к автопробегу, замечу, что не так давно мне удалось стать владельцем книги «Pekin to Paris: an account of Prince Borghese’s journey across two continents in a motor-car» (простоты ради назовем ее «Пекин–Париж»), написанной Луиджи Барзини и изданной в 1908 г. в Нью-Йорке издателем Митчеллом Кеннерли (Mitchell Kennerley). Эта книга объемом в 646 страниц — живое и яркое свидетельство участника данного легендарного пробега, свидетелем которого стала и Елабуга. Основательной значимости данному материалу придает то, что книга эта до сих пор на русский язык не переведена. В рамках публикации в «ВЕ» мы представляем перевод той части книги — «From the Kama to the Volga» («От Камы до Волги») — которая особо может быть интересна нам в силу как минимум географической сопричастности. Итак, глава XIX — «От Волги до Камы» (перевод Ольги Зайцевой, Елабуга).

«…Утром 21 июля городские жители Перми вынуждены были терпеть убытки, для них был сюрпризом высокий рост цены на молоко и яйца. На рынке в этот день было очень мало молока и немного яиц! И мы страдали от упреков, будучи невинной причиной того глубокого экономического расстройства. Автомобильное вождение в странах, ещё не привыкших к этому виду спорта обязательно имеет неожиданные результаты. Эти последствия абсолютно невозможно предвидеть. Это то, что случилось.

Мы только что покинули город перед лицом угроз и снижения ряда облаков, когда мы натолкнулись на телеги, стоявшие в длинную линию. Они везли продукцию в магазины Перми. Крестьяне, двое мужчин и женщина, гнали лошадей с их обычной беспечностью, сидели на краю телеги со спущенными ногами: для мужика есть два способы езды, первый, когда он едет в магазин, а другой, когда он возвращается; и второй, когда он возвращается, его голова болтается, а ноги находятся внутри телеги. У мужика ни на что так добросовестно заработанные деньги не уходят, как на водку, и даже если он уже не в состоянии пить водку, вместе с тем он выпивает все до последней капли. Но этим утром, как я сказал, крестьяне, которых мы встретили на нашем пути, направлялись к магазину, и их телеги поэтому управлялись в соответствии со способом № 1».

 

Продолжение
в следующем номере

 

Андрей Иванов, ученый секретарь ЕГМЗ №826(29) 16 июля 2014

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама