Колонка обозревателя

Особенности национальной коррупции

Знаменитый персонаж русских сказок, Змей Горыныч, имел замечательную физиологию. Во-первых, три головы. Во-вторых, если ретивый богатырь сносил одну из них мечом, на ее месте тут же вырастала новая, а то и две-три вместо отрубленной. Словом, тот еще змеюка.
Наблюдая очередную кампанию по борьбе с коррупцией в верхах власти, невольно вспоминаешь Змея Горыныча. Борьба с коррупцией - политическая фишка, которая возникает у нас перманентно, как сезонное заболевание. Особенно в периоды, когда власть заходит в тупик: благие обещания, данные людям, трещат по швам, поэтому срочно, особенно накануне двух предвыборных кампаний, необходимо показать, что верховная власть грудью за народ, обратившись при этом к самому примитивному чувству электората - мести. Вот, мол, сейчас мы всех, кто вас обворовывал, обманывал и страну разваливал, поймаем, разоблачим и посадим.
В интереснейшей статье "Государство, общество и коррупция", опубликованной журналом "Отечественные записки", ее автор, С. Кордонский, отмечает: "Существует универсальное объяснение хронических неудач в реформировании чего бы то ни было в нашей стране: коррупция".
Страсти по справедливой мести, возбужденные новым генеральным прокурором вокруг давней контрабанды мебелью, на просторах страны выглядят довольно смешно. Хотя на взгляд из Москвы они "вроде бы свидетельствуют о начале нового и решительного наступления на коррупцию". Глупо предполагать, что "громкие" дела прокуратуры что-либо изменят в нашей жизни в лучшую сторону. Тем более смешно надеяться, что они уничтожат коррупцию.
Анализируя природу коррупции, С. Кордонский пишет, что это такая система поведения людей, которая позволяет им "добиваться своих целей вопреки государственным нормам, правилам и законам", используя при этом "чиновников - работников государственного аппарата для удовлетворения своих потребностей". Параллельно с этим государственные люди пользуются своим служебным положением "для удовлетворения потребностей: своих, своих родственников, своих знакомых, знакомых знакомых, рекомендованных знакомыми…"
Но по временам чиновники вспоминают, что они "живут на налоги общества и, следовательно, должны хотя бы в какой-то мере отчитываться за эффективность траты наших денег". И начинается шумная ловля блох на шкуре Змея Горыныча. "Сегодня масштабы и степень влияния коррупции на различные стороны жизнедеятельности государства и общества не только угрожают внутренней безопасности страны, но и наносят существенный ущерб авторитету России", - заявил министр внутренних дел Р. Нургалиев.
А депутат Госдумы Б. Резник громко сказал о нынешней кампании: "необходимо дать ясные и четкие определения действиям отдельных сотрудников Генеральной прокуратуры, которые, по сути, все эти годы в открытую "крышевали" преступников". Затем, после перечисления ряда фамилий высокопоставленных коррупционеров, он с неменьшим пафосом закончил: "И вот сейчас, когда стало окончательно ясно, что все эти люди… работали по заказу преступников", они "продолжают спокойно занимать свои посты. Я считаю, что они должны ответить за все".
Однако почему-то кажется, что передергивает праведный депутат и передергивает сильно. В России с ее могучим бюрократическим аппаратом, давно ставшим государством в государстве, высокопоставленные чиновники не станут работать по заказу преступников. Невозможно это: наша бюрократическая система раздавит любого, в том числе и какую угодно криминальную структуру. Скорее уж преступники работают по заказу этих чиновников, а то и под их "чутким руководством" или "крышей".
«Государство борется с коррупцией, - отмечает С. Кордонский, - вводя дополнительные ограничения на деятельность и связи чиновников, повышая им должностные оклады, давая льготы. Однако никакое повышение окладов не может нейтрализовать "чисто человеческие" просьбы порадеть родственнику, сокурснику, сослуживцу, односельчанину или единоверцу, особенно если эти просьбы сопровождаются "барашком в бумажке"».
Настоящая борьба с коррупцией, если речь идет не о предвыборном пиаре, у нас невозможна, потому что коррупция вовсе не примитивная дача взятки, а сложное социальное явление, которое в нашей стране выполняет функции гражданского общества, в отличие от Общественной палаты, которая не выполняет ничего. Как весьма точно отмечает С. Кордонский: "Существуют общераспространенные и устойчивые институты гражданского общества: домашнее или ресторанное застолье, баня с девочками и без, охота и рыбалка, самодеятельные клубы, совместный отдых, дачные сообщества. В последнее десятилетие весьма значимым институтом гражданского общества стало конфессиональное общение… Совершая религиозные обряды, выпивая, развлекаясь, постреливая по птичкам, парясь и сплетничая о том, кто, сколько и за что берет, люди ищут и, как правило, находят, "выходы" на чиновников, которые помогут им минимизировать налоги, выиграть тендер, получить землю под застройку, устроить родственника в "элитную" клинику, освободить сына от призыва в армию, пристроить дочь в приличный вуз, вернуть изъятые ГАИ документы на машину, закрыть уголовное дело на партнера или организовать наезд силовиков на конкурента".
Ничего особо хорошего в подобном устройстве нашего гражданского общества, которое мы унаследовали от советской империи, нет. Но и показушная, тоже вполне совковая, "борьба с коррупцией" его вряд ли изменит.

А. Куклин

№408(28) 12 июля 2006

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама