Недавно

Яркое имя в современной поэзии

 

«Диана Кан — это яркое имя в современной поэзии, — сказал главный редактор журнала «Аргамак Татарстан» Николай Алешков на встрече с поэтессой в Библиотеке Серебряного века Елабужского государственного музея-заповедника. — У нас было три больших публикации стихов Дианы Кан, и почти в каждом номере она выступает как публицист. Кроме того, Диана Кан — член редколлегии журнала «Аргамак», и я рад нашему сотрудничеству».

Для многих сидящих в зале творчество Дианы Кан стало известно именно по публикациям в этом литературном альманахе. На встрече в Библиотеке Серебряного века гостья из Новокуйбышевска в основном отвечала на вопросы. Стихов прочла мало, всего лишь четыре, но начала с того, в котором рассказывается о встрече с родным городом Термезом. Здесь в военном гарнизоне служил ее отец. И отсюда в канун перестройки она уехала после развода родителей на родину матери в Оренбург:

Я узнаю твой знаменитый зной…

Ты не забыл, что я тебе родная?

Но ты, такой красивый и чужой,

Глядишь в упор, своих не узнавая.

Мол, ну какой же ты, Диана Кан, поэт?

Разбойница, драчунья и бандитка!

А ты, хоть и моднее стал одет,

Не городок, а сто рублей убытка!

После этого стихотворения начинаешь понимать, откуда в поэзии Дианы Кан доходящая до самобичевания смелость, воинственный пыл ее кратких, хлещущих, словно бич строчек. Но она может быть и совершенно иной: задумчивой, затаенной, напевно-былинной со всплывающими, словно из глубин памяти, диковинными русскими словами. Столь же разнообразны и темы ее стихотворений. Задумываешься, откуда это.  И невольно вспоминаешь, что ближайшими «щедрыми предками» Дианы Кан были японцы, корейцы и яицкие казаки.

Ее детство и юность прошли в Узбекистане, где и в советское время были сильны мусульманские традиции. Но сама она выросла в православной семье (конечно, в те годы христианской преимущественно по букве, а не по духу). Но напротив их дома стоял пустующий старинный храм, в котором девочка любила уединяться и где она при всей его заброшенности ощущала какую-то совершенно особую атмосферу.

Собственные стихи Диана Кан начала писать в 19 лет после переезда в Оренбург, когда ощутила в душе пустоту, оторвавшись от всего, что было близким и привычным. Воспитанная на поэзии Омара Хайяма, она открыла для себя Марину Цветаеву и Анну Ахматову, других поэтов. Среди современников главное место в ее сердце и творчестве судьба уготовила Юрию Кузнецову.

До Оренбурга его книги не доходили, и у Дианы не было сборников московского поэта. Поэтому при каждом удобном случае она переписывала стихи Юрия Кузнецова в заветную тетрадь, тогда еще не зная, что именно у него в середине 90-х годов будет учиться в Литературном институте. Он помог Диане Кан и с первой публикацией в столичном журнале «Наш современник». Его строгая взыскательность стала с тех пор той высокой планкой, на которую она неизменно ориентируется, когда пишет стихи. До сих пор, хотя Юрия Поликарповича не стало в 2003 году.

Отвечая на вопросы елабужской публики, Диана Кан рассказала о себе, своих книгах, об отношении к творчеству и поэтическому призванию. Стало традицией, что литераторы, побывавшие в Библиотеке Серебряного века, оставляют здесь свои произведения с автографами. Диана была исключением, сказав, что у нее уже нет книг, и пообещав прислать, как только выйдет новая. Между тем она автор семи сборников. А это значит, что ее поэтическое слово находит живой отклик у современных читателей.

 

 

Людмила Пахомова №818(21) 21 мая 2014

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама