...

Евгений Гришковец: «…уезжал я из Елабуги с впечатлением»

Заканчивается апрель и теперь, когда уже можно, я пишу о посещении известным драматургом, актером, режиссером и писателем Евгением Гришковцом Елабуги.

Теперь уже эта информация не станет новостью в прямом понимании этого слова: событие произошло без малого месяц назад. Евгений Валерьевич побывал в Елабуге 3 апреля, найдя все-таки в своем плотном графике время на наш город. График у него действительно плотный (с ним можно познакомиться в разделе «Расписание» в блоге odnovremenno.com («Дневник Евгения Гришковца»). На закономерный вопрос о том, почему я не написал о визите этого человека в Елабугу раньше, могу лишь сказать, что была у нас неофициальная договоренность, согласно которой я напишу об этом только тогда, когда он сам напишет о Елабуге. Признаюсь, что сдерживать себя было достаточно сложно…

В своем блоге Гришковец 10 апреля разместил объемную запись, отметив в ней следующее: «<… >по дороге из Казани в Набережные Челны я заехал в город Елабугу…». Вообще, анализируя записи Евгения Валерьевича (я имею в виду их объем), могу отметить, что о Елабуге он высказался очень и очень обстоятельно. Сообщая о пребывании Гришковца у нас, можно было бы пойти максимально примитивным путем и просто перенести всё, что написал сам Евгений Валерьевич, на страницы «Вечера Елабуги» (ну, может быть, слегка сократив его текст, моменты, например, связанные со Стокгольмом или некоторыми людьми). Но это было бы слишком, тем более что размещение подобного рода материалов в печатных изданиях требует согласования с автором…

Итак, 3 апреля Евгений Гришковец и его администратор, тур-менеджер Сергей Петрунин выехали из Казани в Набережные Челны, где 4 апреля Гришковец в ДК КАМАЗа давал свой самый первый спектакль, с которого началась его «известность». К этому дню я уже умудрился «достать» своими звонками и Сергея Петрунина, и Ирину Юткину (о ней Гришковец в одной из записей скажет так: «… мой давний, единственный и любезный директор, а также партнер и товарищ, с которой я работаю с незапамятных времен и при ее участии делается… все, что делаю я»). Ожидаю машину с Гришковцом и Петруниным на трассе: на «первом повороте на Елабугу». Накануне Елабугу завалило снегом, было холодно, хоть и пробивалось солнце. Сильный ветер уже подкорректировал маршрут, который я предложил ожидаемым гостям по телефону: очевидно, что на нашем Городище делать нам нечего. Останавливается автомобиль, и через пару мгновений я, в глазах Гришковца увидев усталость, понимаю, что хоть он и заедет в Елабугу, но ненадолго… Ненадолго растянулось на три часа… В своем «Дневнике» (уже упомянутая запись от 10 апреля) он признается, что «не очень хотел заезжать в Елабугу по причине усталости, не очень хорошей погоды, весенней распутицы, авитаминоза, да и, что там греха таить, часто побеждающей <… >лени».

Городище, естественно, отменилось… Корректируя на ходу маршрут, предлагаю машине гостей следовать за мной и, проезжая мимо Петропавловского кладбища, предлагаю завернуть к Марине Цветаевой. Всё время, пока мы были на кладбище, Евгений Валерьевич молчал, и молчание это мне показалось достаточно тягостным. Покидая это место, я пересаживаюсь в автомашину к гостям и уже на ходу, как акын, который что видит, о том и поет, рассказываю про Казанско-Богородицкий монастырь (каким он был до установления Советской власти, что на его территории было в годы Великой Отечественной войны и что он представляет теперь, будучи возрожденным), про мечеть Аль-Кадыр… Делаем остановку на несколько минут у (беру фрагмент из записей Гришковца для описания того, у чего мы остановились) «изумительно<го и огромно<го> для Елабуги здани<я>, в котором когда-то <… > начал преподавательскую деятельность Натан Давидович Тамарченко, дорогой моему сердцу». Немного о взаимоотношениях Тамарченко и Гришковца можно узнать из записи от 8 сентября 20011 г. в том же odnovremenno.com. Не буду описывать то, что произошло некогда в Кемерово, когда Евгений Валерьевич поступал на филфак. Отмечу лишь то, что благодаря Тамарченко Гришковец стал студентом, и приведу фрагмент из записи Гришковца: «И до сих пор пребываю в полной уверенности, что если бы не тот самый случай, то моя судьба, вся моя жизнь и, разумеется, моя жизнь в профессии сложилась бы совершенно по-другому, и скорее всего никакой той самой профессии, которой я живу сейчас, у меня не было бы». Сейчас я пребываю в полной уверенности, что именно это имя — Натан Давидович Тамарченко — стало ключевым в решении Гришковца все-таки заехать в Елабугу. В здание Евгений Валерьевич заходить не стал, но внимательно выслушал рассказ об истории появления в Елабуге здания епархиального женского училища и задал несколько вопросов о жизни и деятельности Тамарченко в его елабужский период.

Увиденное в окно автомобиля Евгений Гришковец в своей записи от 15 апреля 2014 г. в своем «Дневнике» представил так: «Елабуга — город совсем низкорослый, купеческий и сохранивший массу черт купеческого городского устройства. Многие и многие старые дома на сегодняшний день изуродованы пристройками, ужасными цветными металлочерепичными крышами, безобразными заборами, ужасными коммуникациями. Но градостроительная структура и очертания домов проступают, как основа, как какой-то простой и прочный скелет…

Мы ехали, точнее, ползли по городу, по его узким улицам, а из дворов выбрасывали снег. Дорога и тротуары были слякотны и непроходимы. Так что о том, чтобы прогуляться, не могло быть и речи».

Следующая остановка — у Дома Памяти Марины Ивановны Цветаевой…

Что написал Евгений Валерьевич о Доме Памяти, лучше прочитать в его записях: я лишь отмечу, что (так, во всяком случае, мне показалось) ему было очень тягостно. Слушал он с интересом, жадно вбирал всю информацию, что давала блестящий (на мой взгляд) экскурсовод Наталья Владимировна. Без малого полчаса провел Гришковец в этом доме, где в августе первого военного для нашей страны года оборвалась жизнь Марины Ивановны…

Медленно «ползем» по Казанской: Евгений Валерьевич с интересом рассматривает добротные, но еще не богатые (они появятся чуть позже) дома. Остановка у памятника Владимиру Ленину. Пожалуй, здесь впервые за все время пребывания в Елабуге (прошло чуть более часа) он улыбнулся и по-доброму рассмеялся. Это был добрый смех, который он прокомментировал так (не дословно, но суть высказывания сохраняю): «Люблю старые памятники… не люблю современные: в них нет души». Мы простояли у Ленина пару минут: соответственно Почтальонку и Связиста мы проехали без остановки. Через 10 минут мы уже были в доме на Набережной — Доме-Музее И. И. Шишкина. Впечатления, полученные Евгением Гришковцом от посещения этого музея, представлены в записи от 17 апреля сего года. Там среди прочего читаем: «Отвезли меня в дом, где родился и прожил свои первые двадцать счастливых лет жизни русский живописец Иван Иванович Шишкин. Думаю, что нет у нас более известного и любимого всеми живописца. И даже тот человек, который никогда не интересовался живописью, которому кажется, что художество — это безделье и мазня, который ни разу в жизни сам ничего не накалякал даже в детстве карандашиком… Всякий знает и любит хотя бы одну его картину, благодаря тем самым конфетам с косолапыми мишками на фантике.

Как же хорош дом, в котором художник родился, вырос и прожил годы юности. Дом богатый, купеческий, высокий. И стоит-то он высоко, над поймой, над рукотворным прудом, и видна из него река Кама. Далёко видно из этого дома.

Дом не аристократический. Он купеческий. Комнаты в нём не огромные, но большие. Светло в комнатах и приятно. Белые печи, высокие потолки. Сохранилось много предметов мебели, убранства, картин. Есть и дверные ручки, которые помнят своих исконных хозяев».

Время неумолимо истекало: Гришковца уже ждали Набережные Челны, поэтому посещением шишкинского дома наша экскурсия закончилась. Того же 17 апреля он запишет в «Дневнике», завершая елабужскую тему: «И вот стоят в городе Елабуга два совершенно разных музея и дома, а между ними и протекает жизнь, которую с наскока и за пару часов ни разглядеть, ни почувствовать, ни услышать невозможно. Так что уезжал я из Елабуги не с пониманием, а с впечатлением, которое словами не проговорить».

 

P. S. Уже после спектакля в Набережных Челнах Евгений Гришковец обозначил, что в следующий свой приезд он обязательно вновь посетит Елабугу…

Андрей Иванов, ученый секретарь ЕГМЗ №18(815) 30 апреля 2014

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама