...

Кулисы биографии Натальи Телетовой

Год назад, днем 15 марта 2013 г. ушла из жизни Наталья Константиновна Телетова — историк, литературовед, преподаватель, переводчица, экскурсовод. О Телетовой красноречиво сказал Иван Толстой: <Она> — «человек, сделавший себя сам. И в этом самостроительстве дошедший до железобетонных принципов преданности и порядочности. Великолепному презрению Наталии Телетовой к властям — что советским, что последующим — можно было только завидовать. Она никогда и ни перед кем не склонила головы».

Иван Никитич Толстой (1958 г. р.) — историк литературы, радиожурналист, телеведущий — имеет косвенное отношение к Елабуге. Он внук писателя Алексея Николаевича Толстого и поэта-переводчика Михаила Леонидовича Лозинского (по материнской линии), сын Никиты Толстого и брат Наталии Толстой, имеющих прямое отношение к Елабуге. Насколько мне известно, Иван Толстой в Елабуге не бывал, а вот Наталья Константиновна Телетова, с которой он был знаком и дружен более 30 лет, имеет к нашему городу прямое отношение. Впрочем, об этом чуть позже.

Наталья Константиновна родилась 20 декабря 1931 г. в Свердловске. Когда ей было 8 месяцев, семья переехала в Москву.

В программе «Поверх барьеров», вышедшей в эфир в марте 2013 г. на «Радио „Свобода“» через несколько дней после смерти Телетовой, Иван Толстой раскрыл некоторые тайны Натальи Константиновны. Так, он сообщил, что в «имени покойного ученого подлинно только имя — Наталия. Ее настоящее отчество не Константиновна. И фамилия — не Телетова. Ее отчима, прекрасного человека, звали Константин Александрович Телетов. Он был родом из Армении, и на южного человека она никак не походила. Подлинным отцом был первый муж матери — Иван Семенович Тоисов, певец-тенор, погибший в самом начале Великой Отечественной». Взрослые тщательно скрывали от девочки ее происхождение.

Из Свердловска Наташу увезли в Верею — «прелестный городок» почти в 100 км от Москвы в калужском направлении. «Потом мама вышла замуж за моего отчима, и меня увезли в Петербург, мне шестой год шел, — сообщала о своем детстве Телетова. — Петербург мне абсолютно не подходил, я любила среднерусскую полосу, Московскую область».

За годы войны они сменили четыре раза место жительства, потому что отца, работавшего в «Уралзолото», постоянно переводили с места на место. История переезда представлена в воспоминаниях Телетовой так: «Сначала поселок Ис — там много платины. <… >. Поселок Ис — север, потом Красный Урал, потом Березовск, потом Свердловск. Вот такой путь — по году в каждом. Хорошо, что это было, потому что это обогатило каким-то опытом жизненным. Поскольку он инженер-строитель, ему давали всякие льготы, и он выстроил дом небольшой, четыре комнаты и все удобства. Это было под Свердловском, 15 километров, Березовский теперь он пишется».

Голодали постоянно, но была «прекрасная» возможность получить лишний (помимо того, что по карточкам и талонам) хлеб. Собрав корзину грибов и сдав ее в заготконтору, получали 200 граммов хлеба.

Наталья Телетова обожала музыку немецкого композитора Рихарда Вагнера: «Я знаю, что это божество необыкновенной высоты, и это осталось на всю жизнь». Еще она безумно любила Рихарда Штрауса…

9 мая 1945 г. Телетовы встретили в Березовске, что в 15 км от Свердловска.

Отвечая в эфире уже упомянутой мной выше программы «Поверх барьеров» на вопрос Ивана Толстого «где и когда вы поступили в вуз», Наталья Телетова сказала следующее: «Свердловск, первый курс, античная литература. Как только я услышала выступление Григория Соломоновича Слободкина — замечательный москвич, старик, который учился два месяца в Вене перед революцией (я это все потом узнала), мы бежали занимать места на его лекции. Это был первый зарубежник, которого я слушала. Я сказала себе: я буду специалистом по зарубежной литературе, русская от меня никогда не уйдет. И все, вся моя жизнь была посвящена именно этому богатейшему миру.

Потом была Наталья Николаевна Давидович, специалист по французской литературе. Почему-то считалось, что если ты патриот, ты должен бранить и пинать другую культуру. Так, вроде, не формулировалось, но получалось именно так. Нам сразу внушили преподаватели, что филолог должен читать 150 страниц в сутки, иначе вы не осилите того объема, который вам нужен. И мы так и читали».

Университет Наталья Телетова окончила в 1955 г. и решила поступать в аспирантуру. В Ленинградском педагогическом институте им. М. Н. Покровского был один человек, который имел право принять к себе на очное обучение в аспирантуру по зарубежной литературе — Наум Яковлевич Берковский (1901–1972). Когда Телетова пришла к нему, он сказал ей: «У меня двое очень хороших, а место одно. Штопайте свои знания и приезжайте через год». В течение года она каждый день читала что-то из зарубежной литературы и обязательно учила по двадцать немецких слов, чтобы потом читать книги на языке оригинала. Вскоре, в 1957 году она стала аспиранткой, но не института им. М. Н. Покровского, а Института имени А. И. Герцена (в 1957 г. Ленинградский педагогический институт им. М. Н. Покровского был объединен с Герценовским институтом). «Аспирантура была лучшими годами», — оценивала это время Наталия Телетова. Ее график жизни был таким: с утра она шла в пирожковую на Невском, открывавшуюся в 10:00, съедала два пирожка со стаканом кофе и шла в Публичную библиотеку, где оставалась до ночи. Темой диссертации Натальи Телетовой был немецкий драматург-романтик Кристан Дитрих Граббе (1801–1836), произведения которого тогда на русский язык не были переведены.

После аспирантуры судьба забросила Наталью Телетову в Елабугу. Об этом периоде своей жизни она поведала так: «Я вам скажу: когда я год работала в городе Елабуга по окончании аспирантуры, эти бедные люди, которые никогда в жизни не видели поезда, у них 90 километров от железной дороги, а транспорта нет, у меня были ученики. Так эти люди, как первобытные, с такой жадностью слушали, потом они спорили. Прихожу на вторую половину лекции, а они спорят. О чем? Почему Одиссей поехал так, а не так. И они спрашивали меня на зачете по античности: «Наталья Константиновна, а вы в Москве бывали?» «Пенепопа», — один говорит. Я говорю: «Какая же ‘’попа’’! Что вы!» «А как?» «Пенелопа». «А-а-а! Я забыл! Простите!» Очень дикие были, но, когда дикость робкая — ради Бога!» В Елабуге Телетова написала статью о Марине Цветаевой и тайными каналами отправила ее на Запад. И хоть подписала статью она не своей фамилией, а псевдонимом Младова (это девичья фамилия матери), соответствующие органы вычислили автора. Наталья Константиновна была отчислена из института, и из Елабуги пришлось уехать. Сведения о пребывании М. И. Цветаевой в Елабуге, записанные Н. К. Телетовой (крайняя дата записей — 1966 г.) находятся в РГАЛИ (ф. 1190 оп. 3 ед. хр. 199 л. 12–14). Но что в них, мне не известно…

Наталья Константиновна в 1970-е годы сделала важное иконографическое открытие: она выяснила и доказала, что знаменитый портрет Абрама Петровича Ганнибала (прадеда Пушкина), печатавшийся во всех биографиях Пушкина, не имеет к нему никакого отношения: на нем изображен генерал Иван Иванович Меллер-Закомельский (1725–1790). Несколько десятилетий ушло на признание правоты Натальи Константиновны. В 1981 г. в издательстве «Наука» выходит телетовская книга — генеалогические разыскания — «Забытые родственные связи Пушкина» (расширенное издание этой книги вышло в Санкт-Петербурге в 2007 г.). В 2004 г. у Телетовой в издательстве «Сад искусств» вышла книга «Жизнь Ганнибала — прадеда Пушкина», где были представлены новые открытия и интерпретации. Своими книгами (и не только ими) генеалог-пушкинист Наталья Телетова застолбила себе место среди пушкинистов на века…

Андрей Иванов, ученый секретарь ЕГМЗ №809(12) 19 марта 2014

Комментарии


Спасибо за добрую память о достойном человеке. Вот еще добавка:

http://kostromka.ru/grigorov/letters/362.php

 

Игорь Старк 7 апреля 2014 в 16:31

  • Поиск

  • Реклама