Это интересно

Жизнь чокнутых королев

В сентябре 1889 г. Антон Павлович Чехов подарит театральному миру следующие слова: «Пусть на сцене все будет так же сложно и так же вместе с тем просто, как в жизни. Люди обедают, только обедают, а в это время слагается их счастье и разбиваются их жизни». На сцене ДК КамАЗа 7 марта, в момент показа спектакля «Чокнутые королевы» (по пьесе «Зарницы» современного немецкого драматурга Даниэля Калля — представителя «новой драмы») действительно все было так же сложно и так же просто, как в жизни… Краткое содержание того, что елабужане в силу своей удаленности от города Набережные Челны, где театральная жизнь богата на гастрольные постановки, не видели.

Открывается занавес, и на сцене мы видим некоего господина в кресле-качалке (персонаж, кстати, в пьесе отсутствующий), который курит трубку и начинает рассказывать сказку. «Жили-были две принцессы…». В декорациях — а это барная стойка — разворачивается «страшная» сказка. Зрители очень быстро переносятся из сказочного лада в мир жестокой реальности. В этом «реальном» мире живут-поживают, беды наживают две немолодые сестры (своей пьесе «Зарницы» автор дал жанровый подзаголовок «мещанская дамская драма») Китти и Ханни Лакк. Китти — тихая, но упрямая клиническая сумасшедшая, принимающая все бытовые приборы за опасных хищников и считающая технику причиной всех несчастий. Ханни, посвятившая свою жизнь Китти, но об этом сожалеющая, пытается втолковать сестре, что бытовые приборы облегчают человеку жизнь. Живут сестры в забегаловке, которую придорожным трактиром назвать можно с большим трудом, поскольку никто сюда не заглядывает. Но в один из дней заходит к сестрам некая Молли Пробст, у которой поблизости «сдох» автомобиль. Молли появляется на сцене самодовольной бизнесвумен в нелепой шляпке, но уже вскоре превращается в простую несчастную бабу. Сестры, у которых умер отец, пытаются выяснить, кого же из них он любил больше. Очевидно, что сумасшедшая Китти может жить только дома и что без сестры Ханни ей не выжить. За годы их отшельничества в забегаловке стало невозможно понять, кто из них более безумен. Из незначительных событий вырастает история осмысления действительности и реальной жизни героинь. Мир чувств и мир вещей, любовь и одиночество, сложность человеческих отношений, людское непонимание и безразличие, а также мечта, которая живет по своим законам — вот основные темы спектакля…

Говоря о театре, нередко произносят что-то вроде «есть спектакли, которым судьбой предначертано нравиться; есть актеры, которыми зрителю суждено восхищаться». Так оно и есть! Это и про «Чокнутых королев». Актерское трио подобрано московским режиссером Ольгой Субботиной блестяще. Каждая актриса по-своему неповторима и блистательна. Лия Ахеджакова (Китти), Эра Зиганшина (Ханни) и Мария Кузнецова (Молли) не только своими именами, но и актерской игрой вытянули сложный спектакль. Валентин Гафт посвятил Ахеджаковой следующую эпиграмму:

«Всегда играет одинаково

Актриса Лия Ахеджакова.

Великолепно! В самом деле

Всегда играет на пределе».

Она — такая маленькая, хрупкая и уверенная одновременно — играла свою королеву «на пределе». Вероятно, я, как и многие, шел на «Чокнутых королев», руководствуясь формулировкой «иду на Ахеджакову» (ее псевдояпонка из «Изображая жертву» Кирилла Серебренникова представила мне новые грани таланта актрисы). Открытием для автора этих строк стали Мария Кузнецова, сыгравшая роль Крупской в сокуровском «Тельце» (теперь надо ленту пересмотреть), и Эра Зиганшина, с творчеством которой предстоит познакомиться «в деталях».

В финале спектакля Молли и сестры Китти и Ханни увенчаны королевской короной, но мечта остаться папиной принцессой не смогла победить разочарования взрослой жизни. Все как в жизни…

Андрей Иванов №808(11) 12 марта 2014

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама