О главном

Встреча с прекрасным чудаком

Еще свежи впечатления об Олимпиаде в Сочи. А в памяти Виктора Горностаева в эти дни живо, во всех подробностях, всплыли события 1980 года. Время перед той, московской Олимпиадой подарило ему удивительную встречу, о которой он с теплотой вспоминает вот уже более 30 лет. Виктор Федорович работал в Елабуге первым секретарем горкома комсомола и оставил о себе добрую память. Сейчас он — успешный предприниматель, живет в г. Энгельс Саратовской области. Но связи с городом своей молодости и друзьями по комсомолу не теряет. Приезжает в дорогую сердцу Елабугу. Своими воспоминаниями о встрече с путешественником Юрием Шумицким Виктор Горностаев поделился с читателями «ВЕ».

«Шел 1980 год — год ХХII Летних Олимпийских игр в Москве, которые были первыми в истории Олимпийскими играми, проводимыми в социалистической стране — Союзе Советских Социалистических Республик — c 19 июля по 3 августа.

Последние дни мая я задержался на работе, в то время работал II секретарем Елабужского ГК ВЛКСМ. Примерно в 19 часов открывается дверь в мой кабинет: в дверном проеме худой, небритый, с большой бородой, в клетчатой фланелевой с засученными до локтей рукавами рубашке, в большущих туристических ботинках, с огромным рюкзаком за плечами, высокого роста человек. В руке большой посох. «Приморский крайком ВЛКСМ приветствует Елабужский горком комсомола», — бодрым голосом отчеканил он. Видит мой недоуменный взгляд. «Юрий Шумицкий, — представился он. — А вам разве ваши коллеги из Набережных Челнов не звонили?» «Нет», — отвечаю я. Он достает письмо на бланке Приморского крайкома ВЛКСМ. Читаю: «Приморский крайком комсомола и Владивостокская база тралового и рефрижераторного флота просит горкомы и райкомы ВЛКСМ оказывать всяческую посильную помощь Шумицкому Юрию Михайловичу — редактору радиостанции «Тихий океан», который идет пешком из г. Владивосток в г. Москва для участия в ХХII Олимпийских играх». Показывает удостоверение личности, в котором он значится редактором на радиостанции «Тихий океан», достает из рюкзака пакет, в котором куча командировочных удостоверений. Я удивился, а он говорит: «Это не просто прибыл-убыл, в них почти вся страна». Я предложил поужинать, он отказался: «У меня к тебе огромная просьба: время позднее, но, будь другом, организуй мне экскурсию в дом-музей И. И. Шишкина». Звоню домой Бобковой Светлане Васильевне — в те годы она работала директором дома-музея. Она будто ждала моего звонка: «Заезжайте за Надеждой Ивановной, я ей сейчас позвоню, она проведет обзорную экскурсию по городу, а я буду вас ждать в музее». Я сам за рулем горкомовского УАЗика, заезжаем за Балобановой Н.И., и в течение двух часов подробно и доходчиво она рассказывает о Елабуге: Александровский парк, место захоронения Дуровой Н.А., могила Цветаевой М.И., дом, где жила последние свои дни Марина Ивановна, здание Елабужского пединститута, школа милиции, и, когда уже начало темнеть, мы были у башни Чертова городища. Впечатляющая картина старого города на фоне солнечного заката. «Друзья, смотрите — красотища какая», — воскликнул Юрий Михайлович. Уже в десятом часу вечера мы прибыли в дом-музей И. И. Шишкина, где нас уже ждала Светлана Васильевна, предложила по чашке чая, и началась экскурсия. Ю. Шумицкий заинтересовался книгой И. В. Шишкина, отца художника, «История города Елабуги», попросил дать ему эту книгу на ночь с возвратом. Светлана Васильевна, естественно, не разрешила, но позволила ему остаться в музее под присмотром женщины-охранницы. Всю ночь он делал тезисные выписки из этой книги. Ближе к обеду следующего дня я отвез его в гостиницу, около двух часов он подремал. После обеда он попросил меня довезти его до Мамадыша — он выбился из графика, отказать ему я, раз­умеется, не мог. За 40 минут пути он мне рассказал некоторые подробности своего пути.

Так, на границе Кемеровской области и Алтайского края он чуть не погиб. Зима, глубокий, рыхлый и липкий снег, за плечами 35-килограммовый рюкзак и дорога на подъем. Он выбился из сил, заблудился. На небе звезды, в тайге ночью жутко. Идти не мог, падал, вставал, полз. Была огромная тяга к жизни. Услышал гул автомобиля, почувствовал прилив сил, прошел несколько километров до дороги, вышел к домику заготовителей леса. Они напоили его чаем, и он уснул.
В лесу он несколько раз встречался с рысью, волком, медведем, но встречи с человеком иногда бывали куда опаснее. И ружьем ему угрожали, и ножом, и собаками травили, а он все шел и шел к своей заветной цели.

Это потом в «Комсомольской правде» появился очерк Василия Михайловича Пескова «Уполномоченный флота», который он начинает следующими словами: «25 июля 1979 года в 10 часов утра из Владивостока в Москву отправился человек. Если бы самолетом — не удивительно. Поездом — тоже. Пошел пешком!… И дошел! Обычным человеческим шагом (шесть километров в час) пройдено двенадцать тысяч километров. Год в пути. Рейсовый самолет из Владивостока в Москву летит двенадцать часов. Поезд идет семь суток. А шагом — год! Порадуемся, что есть еще на Земле прекрасные чудаки…»

В Москву он прибыл 7 июля 1980 года. Почти год был в пути Шумицкий Ю., отправил за это время на свою радиостанцию около 40 репортажей, в которых он рассказывал о том, как шел, с кем общался, что видел. С большим интересом мы читали: «В своих репортажах ходок заметил границу Европы и Азии, рассказал о поразившей его старинной, однако не постаревшей Елабуге, рассказал, какой была встреча с Волгой…»

Не скрою, было особенно приятно читать этот номер «Комсомолки». На вопрос Пескова В.М. «какой город запомнился больше всего?» Шумицкий Ю.М. ответил: «Пожалуй, Елабуга. Может быть, настроение было особое… Большие города ни понять, ни даже осмотреть как следует не было времени. А маленький город и пуще того село, сельцо, лесной поселок, заимка — в них все на виду: и хозяйство, и сам человек».

Это потом приехал Песков Василий Михайлович в Елабугу, познакомился с Бобковой Светланой Васильевной и пригласил ее в 1986 году в Москву на презентацию своей книги «Все это было». Она там была, у нее от этой поездки остались огромные, незабываемые впечатления. Но это отдельная история.

Это потом мы узнали, что после Олимпиады журналисты «Комсомольской правды» предложили, а Юрий Михайлович сразу же согласился дойти до Калининграда, чтобы получился переход от океана Тихого до океана Атлантического. В Калининград он пришел 6 октября 1980 г. Теперь уже было позади более 13 тысяч километров.

Вот с этим и ныне здравствующим легендарным человеком, живущим в настоящее время в Белоруссии, мне посчастливилось познакомиться. Кстати, в 2013 году Юрию Михайловичу Шумицкому исполнилось 70 лет»/

№807(10) 5 марта 2014

Комментарии


Здравствуйте! Очень скучаю...

peleng68@yandex.ru Всем Привет!!!

Саква 20 октября 2014 в 22:36

  • Поиск

  • Реклама