ЖЗЛ: Жизнь замечательных людей

Александр Ключарев: русский композитор Татарстана

108 лет назад, 19 февраля 1906 г. в Казани в семье Сергея Да­ниловича Ключарева и его супруги Надежды Семеновны родился сын Александр. Пройдут годы, и Алек­сандр Ключарев войдет в историю теперь уже несуществующей стра­ны СССР как известный советский композитор, дирижер и пианист.

В 1957 г. в изданной в Казани книге «Композиторы Советского Татарстана» в очерке «Александр Сергеевич Ключарев» (стр. 35 ука­занного издания) отмечается, что это «один из талантливых русских композиторов, длительно и пло­дотворно работающих в области татарской музыки. Своим само­бытным творчеством и много­летней деятельностью по соби­ранию и публикации татарского музыкального фольклора он внес значительный вклад в развитие музыкальной культуры Татарии».

За три года до появления это­го очерка, т. е. в 1954 г. Александр Ключарев посетил Елабугу. Веро­ятнее всего, это было его един­ственное посещение нашего го­рода, но об этом чуть позже. Алек­сандр Ключарев появился на свет в семье, где музыка звучала все­гда. Отец был бухгалтером в торго­вом предприятии казанского куп­ца-миллионера, известного в му­сульманских кругах благотвори­теля и мецената Ахмеда Хусаинова (1837–1906), и имел достаточно не­плохой доход, который позволял матери — Надежде Семеновне — активно заниматься воспитанием сына. Ключаревы проживали в до­ме Хусаинова, что окнами своими выходил на озеро Кабан. Вероятно, вид, открывающийся из окна, рас­полагал к музицированию (это уже моя авторская фантазия), но как бы то ни было, мама будущего компо­зитора владела игрой на гармони­ке, и Александр уже в 5 лет играл на гармошке, скрипке и гитаре.

На некоторое время семья Ключаревых покинула Казань, пе­реехав в Оренбург (этот переезд был связан с работой главы се­мьи), но потом вновь вернулась в столицу будущей Советской Тата­рии. Но именно в Оренбурге Алек­сандр Ключарев начал заниматься музыкой в городской музыкаль­ной школе. На мальчика обратили внимание супруги Козолуповы: пе­дагог по фортепиано Надежда Ни­колаевна (1886–1957) и известный виолончелист профессор Семен Матвеевич (1884–1961). Семен Ко­золупов — один из основателей российской виолончельной шко­лы — с 1918 по 1920 гг. жил с семь­ей в Оренбурге, где заведовал му­зыкальной секцией подотдела ис­кусств. Здесь Козолупов создал симфонический оркестр и акаде­мический хор (особо отмечу, что в 1922 г. он уже профессор Москов­ской консерватории). Чтобы чи­татель смог оценить уровень ма­стерства Козолупова, назову од­ного из, пожалуй, самых маститых его учеников — Мстислав Ростро­пович (1927–2007). Вот у этой уди­вительно талантливой музыкаль­ной четы начал профессионально заниматься музыкой Александр Ключарев. Здесь же, в Оренбурге он знакомится с музыкантом-этно­графом и композитором Алексан­дром Затаевичем (1869–1936). За­таевич с 1920 г. проживал в Орен­бурге, где занимался сбором и за­писью казахской народной музыки (записал более 2000 произведе­ний музыкального фольклора). Об­щение с Затаевичем привело к то­му, что Ключарев заинтересовал­ся музыкальным фольклором. В Оренбурге 16-летний Ключарев поступил в городской кинотеатр в качестве пианиста-иллюстратора (по-иному — тапера). Так, в орен­бургском кинотеатре впервые проявились творческие возмож­ности молодого музыканта, сопро­вождавшего немые кинокартины музыкальными импровизациями.

По возвращении в Казань про­изошло знакомство с человеком, далеким от мира науки, но близ­ким к народу — кучером Галяем, который изумительно напевал та­тарские народные мелодии. Ин­терес к музыкальному фольклору позже определил творческий по­черк Александра Ключарева.

В 1923 г. Ключарев поступает в Казанский музыкальный техни­кум в класс фортепиано профес­сора Осипа Осиповича Родзевича (1861–1938) — выпускника Санкт- петербургской консерватории. Во время учебы Ключарев продолжа­ет работать как музыкант-профес­сионал. В 1926–1928 гг. он заведует музыкальной частью Казанского театрального техникума. Первые самостоятельные шаги Ключаре­ва-композитора связаны с музы­кальным оформлением пьесы од­ного из основоположников татар­ской драматургии Карима Тинчу­рина (1887–1938) — «Потухшие звезды» («Угасшие звезды»). Од­новременно с работой над музы­кальным оформлением спектак­лей Ключарев пробует сочинять музыку в других жанрах и в 1926 г. пишет пьесу для струнного квар­тета «Жырлыйммы» («Спеть ли…»). В уже упомянутом выше очерке о Ключареве из книги «Композито­ры Советского Татарстана» отме­чено о «Спеть ли…» следующее: «Уже в этом сочинении начинаю­щего композитора можно отме­тить светлый колорит музыки, тонкость мелодического рисун­ка, свежесть и своеобразие гармо­нических оборотов, ясность голо­соведения — черты, которые ста­нут впоследствии типичными для творческого почерка композито­ра». Некоторое время в 1926 г. Клю­чарев работал музыкальным ру­ководителем Марийского драма­тического театра в Йошкар-Оле.

Стремясь повысить уровень композиторского мастерства, Александр Ключарев в 1928 г. по­ступает в Московскую государ­ственную консерваторию, где до 1933 г. занимается в классе компо­зиции профессора Николая Жи­ляева (1881–1938) — композито­ра и музыкального критика. Затем учится у профессора Рейнгольда Глиэра (1874–1956) — советского композитора и дирижера. Работая в качестве заведующего музыкаль­ной частью Татарского драмати­ческого театра в Москве, Ключа­рев развивает и углубляет устано­вившиеся связи с татарским искус­ством. За время работы в театре он музыкально оформил более 20 спектаклей, в том числе известные татарские пьесы «Галиябану» Мир­хайдара Файзи (1891–1928), «Голу­бая шаль» («Зэнгэр шэл») и «Роди­на» («Иль») Карима Тинчурина. Во­лею судьбы молодой композитор оказался в Уфе, где работает заве­дующим музыкальным сектором Башкирского научно-исследова­тельского института языка и ли­тературы. В 1937 г. Ключарев пе­реезжает на родину — в Казань. Здесь он работает до 1938 г. глав­ным редактором музыкального ве­щания Татарского радиокомитета, затем — заведующим кабинетом музыкального фольклора Управ­ления по делам искусств при Со­вете Министров ТАССР (1938–1951). Ряд песен и инструментальных но­меров из спектаклей с музыкаль­ным оформлением Ключарева об­рели самостоятельную жизнь — например, отличающаяся мело­дичностью и проникновенным лиризмом симфоническая сюита «Галиябану» (1933). Композитор со­здал свой самобытный стиль обра­ботки народных песен, основным принципом которого является бе­режное отношение к подлинни­ку («Аллюки», «Пар ат», «Кара ур­ман», «Агыйдель»). Убедительные по творческому воплощению фор­тепианные произведения Ключа­рева вошли в учебный и концерт­ный репертуар («Шурале», «Этюд», «Токката», цикл «Родные картины»). Вместе с композитором Василием Виноградовым (1874–1948) и поэ­том Мухаммед Садри (1913–1999) Ключарев собирал татарский му­зыкальный фольклор, записывал его и расшифровывал. Результатом этой работы стали два фундамен­тальных сборника татарских на­родных песен. За свои песни, объ­единенные в сборник «Канатлы яшьлек» («Крылатая молодость»), изданный в 1968 г., композитор был удостоен Государственной премии ТАССР им. Г. Тукая (1970). Особо по­пулярной была песня Ключарева «Родной край мой — Татарстан», одна из ее музыкальных фраз даже стала позывными татарского ра­дио. Широко известна и его песня «Новая Казань», которая была му­зыкальной эмблемой столицы Та­тарстана

30 марта 1972 г. сердце Алек­сандра Ключарева — одного из любимых татарских композито­ров — остановилось в том же го­роде, где и начало биться…Что касается посещения Елабуги ком­позитором, то свидетельство об этом оставила композитор, Заслу­женный деятель искусств РТ Луи­за Хайрутдинова (1948 г. р.). В га­зете «Республика Татарстан» от 23 февраля 2006 г. (№ 36–37 (25632)) она опубликовала воспоминания «Мои встречи с Александром Клю­чаревым». Там среди прочего чи­таем: «Передо мной несколько фо­тографий. Сделаны они 31 мая и 1 июня 1954 года в Елабуге. На сним­ках запечатлена встреча компо­зиторов и писателей Татарста­на со студентами и преподавате­лями Елабужского педагогического института. <…>Педагогический институт был в те годы культур­ным центром Елабуги. На творче­ские встречи со студентами и пре­подавателями института посто­янно приезжали писатели, компо­зиторы и художники из Казани.. <…> На фотографиях полувеко­вой давности — участники первой такой встречи: композиторы С. Сайдашев, А. Ключарев, Дж. Файзи, А. Бакиров, литературовед, автор первого очерка о жизни и творче­стве поэта-героя М. Джалиля Гази Кашшаф, поэт А. Давыдов, ректор Елабужского пединститута Г. Ами­нев». Из воспоминаний Луизы Ах­метзияновны известно, что «дол­гожданные гости прибыли в Ела­бугу на колесном пароходе» 31 мая 1954 г. Сначала состоялась встре­ча с руководством города в рай­коме партии, потом гости побы­вали в местном краеведческом му­зее, затем — встреча в актовом за­ле института. А 1 июня 1954 г. гости «<…> совершили увлекательную прогулку к таинственной башне, именуемой в народе „Чертово го­родище“».

 

Андрей Иванов, ученый секретарь ЕГМЗ №805(8) 19 февраля 2014

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама