Это интересно

Воины-афганцы готовы помочь государству

Ровно 25 лет назад завершился вывод советских войск из Афганистана. В скором времени эту страну покинут и войска западных стран, находившиеся там в рамках антитеррористической операции более 12 лет. О будущем Афганистана, воинах-афганцах, настоящем патриотизме, о том, как должны писаться некоторые страницы нашей истории, в интервью «Вечеру Елабуги» рассуждает командующий ограниченным контингентом советских войск в Афганистане в 1982–1984 годах, генерал армии Виктор Ермаков.

— Виктор Федорович, четверть века назад Афганистан покинули советские войска. К концу этого года оттуда уйдут военные контингенты США и стран НАТО, так и не сумевшие ни мир принести в страну, ни разбить талибов, которые окрепли и вновь рвутся к господству в этом государстве. Почему мир не приходит в Афганистан? Что ждет его в ближайшие годы?

— Там никогда мир не установится! Талибы хотят построить свое общество, ввести шариат, а европейскую цивилизацию они вообще не принимают. Поэтому когда американцы из Афганистана уйдут, талибы начнут воевать с нынешним афганским правительством. А России, конечно, это невыгодно, и ей придется укреплять свои южные границы.

— И как укреплять?

— Это у Шойгу (министра обороны России — С.К.) надо спрашивать. Но очевидно, что талибы точно будут распространять свое влияние на страны Средней Азии, где исповедуют ислам.

— Поговорим о нынешних «афганских» делах. Чем отличаются бойцы, прошедшие службу в Афганистане, от других своих товарищей, воевавших в «горячих» точках?

— «Афганцы» умеют ценить человеческую жизнь, ценят боевую дружбу, поскольку она скреплена кровью, это люди, которые всегда друг другу помогают. И, конечно же, это самые настоящие патриоты — они всегда будут преданны своей Родине.

— А что Родина должна сделать сейчас для «афганцев»? На что должно обратить внимание государство, если оно не на словах намерено не забывать этих людей?

— Государство должно прежде всего помочь инвалидам этой войны, помочь тем воинам-интернационалистам, которые часто заболевают от военных травм, то есть в первую очередь для «афганцев» надо расширять сеть медицинских учреждений. А так государство, на мой взгляд, делает для афганцев очень много.

— А как Вы расцениваете уже нынешний рабочий потенциал воинов-афганцев?

— Это очень серьезная сила, и если «афганцы» будут взаимодействовать с руководителями регионов, то они способны решить очень многие сложные вопросы регионального хозяйства. Это очень толковые люди.

— Вы сказали, что «афганцы» — это самые настоящие патриоты. Сейчас слово «патриотизм» весьма активно стали использовать и эксплуатировать политики и провластные журналисты — да так, что оно стало даже вызывать раздражение. Хотя бы по поводу Сочи, открытие в котором Олимпиады вызывало у комментаторов даже патриотическую истерику и такой переизбыток чувств, что становилось не приятно, а неловко за Россию. Что такое патриотизм, по-Вашему?

— Главное в патриотизме — все-таки любить Родину, ценить Родину в любых для нее ситуациях, помогать Родине становиться на ноги после всякой разрушительной для нее политики. Не нужно забывать, что мы живем в России, и если многие считают нашу страну великой и любимой, то такие люди в любой момент должны выступить в ее защиту и делать для нее такие вещи, чтобы потом не было стыдно за бесцельно прожитые годы.

— Но некоторые говорят, что патриотизм необязательно должен быть государственным. Ведь человек может делать пусть и малые, но важные дела не столько для страны, сколько для ее граждан. И если он не держит в уме слово «патриотизм», разве его можно обвинить в реальном отсутствии такового?

— А какой патриотизм может быть, кроме государственного? Любить корову, быка? Только любовь к Родине определяет неравнодушное отношение человека к ее нуждам, запросам и заботам.

— Но для вас патриот — это все-таки государственник? Или человек, не равнодушный к проблемам простых граждан этого государства?

— Главное для патриота — это сохранение дружбы народов в его государстве, защита государства от врагов и ответственность за дальнейшее существование государства.

— А историческая правда — это не часть патриотизма? Мне думается, настоящий патриот должен рассказывать как о славных страницах своего государства, так и о позорных.

— Правду надо знать, и я за это, но не надо ее смаковать. Когда нам будут говорить только о недостатках в истории нашей страны, значит, перед нами те люди, которые не хотят видеть ее успехи. Лучше всегда говорить о светлых страницах, но подчеркивать, что были и черные. И мне думается, что нынешняя политика российского руководства направлена на то, чтобы не допустить этих черных сторон и сейчас, и в будущем.

— А может, в этой политике стоит почаще осуждать Сталина? За миллионы расстрелянных и репрессированных, в том числе и военных, за то, что допустил в 1941 году войну с Германией?

— Сталин верил своим спецслужбам и порой, конечно, именно из-за них принимал неправильные решения. К примеру, по маршалу Тухачевскому. Что делать, если пришли данные, что он работал на иностранную разведку? Как к такому человеку относиться, если к тому же об этих «фактах» Сталину докладывали его подчиненные? Конечно, недостатки при Сталине были, чрезмерной была контрольная функция государства за людьми, но время было такое, что против СССР был весь мир. А в войне Сталин не виноват ни в какой степени — на мой взгляд, он делал все, чтобы предотвратить войну в 1941 году. В 1941 году СССР не был готов к войне, но она, увы, началась.

— Какой важный момент среди прочих нужно особенно выделять при изучении истории советского периода в школе?

— Нужно отмечать, что лучше нашей армии в мире не было, такого героизма, который был проявлен Красной Армией в годы Великой Отечественной, нигде больше не было. Советский солдат тех лет — это тот человек, который верил в светлое будущее страны. А не верил бы — не победил бы.

— А при изучении причин ввода советских войск в Афганистан надо подчеркивать, что вина за это, за гибель почти 15 000 человек лежит на руководстве СССР конца 70-х — Брежневе, Устинове, Андропове, Громыко?

— Надо подчеркивать, что мы вошли туда не сами, а по просьбе афганского правительства, да еще и при ультиматуме! СССР это дело откладывал раз двадцать, но президент Афганистана Амин сказал, что если не придете вы, то он пригласит американцев, и только тогда Советский Союз принял решение не допустить вторжения американцев в подбрюшье СССР. И правильно сделали, что вошли! Потому что поняли, что если у наших границ будут стоять «Першинги», мы можем получить с афганской стороны за 5–10 минут обстрел этими ракетами наших городов.

Беседовал Сергей Кочнев №804(7) 12 февраля 2014

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама