Азбука профессий

От детского сада до кинотеатра

Наш сегодняшний собеседник — человек с огромным стажем работы в строительном деле Валерий Гордин. Основная его деятельность на сегодняшний день — строительные сметы, однако свой огромный опыт Валерий получил, начиная карьеру с самых азов строителя. Впрочем, обо всем по порядку лучше расскажет он сам.

— В апреле 1970 года, когда отмечалось 100-летие со дня ро­ждения Владимира Ленина, мы с супругой приехали на строитель­ство КАМАЗа, чтобы подзарабо­тать и получить собственное жи­лье. Если у жены было непосред­ственно строительное образо­вание, то моей специальностью после техникума был ремонт су­дов. Поэтому я начал с рабочей профессии самым обычным бетон­щиком. То есть лопатой кидал бе­тон (смеется). Потом был арматур­щиком, еще через какое-то время монтажником, а это уже более вы­сококвалифицированная работа.

Так по ступенькам стал брига­диром и мастером. А с 1978 года начал работать в системе заказчи­ка инженером технического над­зора на строительстве ЗТЭО (за­вода транспортного электрообо­рудования) в Набережных Челнах. Там началась именно инженерная работа: инспекции, надзор, то есть я уже не строил ничего собствен­ными руками, а курировал строи­тельство.

— Как Вы оказались в Ела­буге?

— В 1985 году, когда я был уже в должности начальника ОКСА (от­дела капитального строительства), мой знакомый и по совместитель­ству начальник ОКСА на литейном заводе КАМАЗ сказал: «Хватит ду­рью маяться» и пригласил нас ра­ботать в Елабугу на строительство еще одного завода.

Так в мае мы оказались на КамТЗ, где работали до 1989 года. Я был начальником первого про­изводственного отдела, занимал­ся строительством всех пяти заво­дов. Необходимо было сотрудни­чать с институтами, со строителя­ми, выполнять планы, принимать качество работ и давать разре­шения на дальнейшее строитель­ство. Потом правительство реши­ло, что нужны не тракторы, а ма­шины. Так закончился КамТЗ, и на­чалось строительство ЕлАЗа. А в 1992 году мы с супругой уволились с заводов, потому что развитие их сошло на нет.

Как рассказывает Валерий Са­муилович, следующие два года бы­ли не самыми стабильными. Он пробовал работать и в частных компаниях, и в самостоятель­ных фирмах, однако мелкие пред­приятия существовали недолго, а в «лихие» девяностые не всегда честно. С мая 1994-го Валерий Гор­дин полгода проработал в Набе­режных Челнах «вольным» такси­стом. А в декабре его пригласили в Водоканал, который тогда зани­мался приемкой объектов с ЕлАЗа.

— Раньше в Водоканале тоже был ОКС, где я работал. А потом пришлось осваивать работу смет­чика, которой я занимаюсь до сих пор. После различных внутренних реорганизаций, смен статусов Во­доканала нас — людей в возра­сте — отправили на пенсию. Од­нако потом восстановили за не­имением других опытных сотруд­ников.

— В чем заключается зада­ча сметчика?

— Если кратко, написать сме­ту — значит оценить ту работу, которую необходимо выполнить. Говоря конкретнее, сметчик дол­жен знать всё о любом строитель­стве. И то, как сделан проект, как его прочитать, какую технологию строительства выбрать для реали­зации, какие материалы использо­вать. Как правило, заказчик указы­вает их в проекте, но сегодня есть различные варианты замены ма­териалов. И в довершение смет­чик должен описать весь ход ра­боты последовательно.

— Основная задача — про­считать сумму или уложиться в конкретные цифры?

— Сейчас чаще, конечно, бы­вает, что надо уложиться. То есть, например, надо построить кило­метр трассы стоимостью в 10 мил­лионов рублей за пять миллио­нов. Делается несколько вари­антов смет, получается разница в стоимости. Что будет выбрано, зависит уже от заказчика и кон­кретных денег. Но в любом случае смета прописывается от начала до конца, даже когда само строитель­ство может растянуться на годы, если финансирование поступает по частям.

Стоимость зависит и от ма­териалов. Например, при рекон­струкции водных сетей положить железную трубу дороже, чем пла­стиковую. Но железная прослужит 10 лет, а пластиковая — 50. Полу­чается, что дороже одна смета, а качественнее другая.

Сейчас мы ведем реконструк­цию водопровода по ул. Моло­дежной. В смете прописан откры­тый способ, когда ставится экска­ватор, роется яма вдоль всей ули­цы, в нее опускается труба, потом засыпается. Но мы решили приме­нить метод горизонтального бу­рения — самый прогрессивный на сегодняшний день. При таком варианте копаются шурфы вдоль всего участка, трубы заменяются, но покрытие при этом не страда­ет. Это дороже, но мы экономим на благоустройстве, потому что восстановительных работ потом проводится меньше. Это удобно и для людей, и для машин, пото­му что движение мы не перекры­ваем, дороги не приходится вос­станавливать.

— Вам приходится просчи­тывать сметы других типов?

— Да, все-таки есть неболь­шая работа на сторону (улыбает­ся).

— И какая нравится Вам больше?

— В принципе сметы в Водо­канале, конечно, однотипны. А работы по другим объектам абсо­лютно разные. Это могут быть ма­газины, площадки, жилой дом, ки­нотеатр, детский сад. Все-таки эти заказы вносят разнообразие.

Больше нравится, конечно, там, где платят нормальные день­ги и не приходится думать, где их еще добывать. Увы, сегодняшние мерки такие. Потому что когда труд оплачивается недостаточно, работая на стороне, ты лишаешь­ся свободного времени. Такая ра­бота быстро перестает нравить­ся. Совсем другое дело, когда ты знаешь и свою специфику, и по­лучаешь за нее достаточно, что­бы жить, содержать семью и от­дыхать.

— Когда труд оплачивался выше — в советское время или сейчас?

— Разница в оплате все-та­ки огромная, и она не в поль­зу настоящего. Пропорциональ­но к стоимости жизни труд в СССР оплачивался выше. Но даже если бы этой разницы не было, боль­шую роль играла стабильность. Ведь мы на несколько лет вперед знали о своих доходах и возмож­ностях.

— Оказался ли такой про­фессиональный опыт полезным в быту?

— Конечно. Я могу самостоя­тельно и просчитать, и построить дом, что недавно и сделал (улыба­ется). А можно и не делать ничего самому, а давать ценные указания другим. Отделку выгоднее и на­дежнее мы тоже можем выбрать сами. Так что работа во всем при­годилась.

«Покой нам только снится» — пожалуй, так можно говорить о Валерии Самуиловиче, который пока и не думает бросать работу и выходить на заслуженный от­дых. Для восстановления душев­ных сил у него есть несколько лю­бимых занятий. Вместе с супругой они выращивают цветы, занима­ются огородом, любят прогулки на свежем воздухе и собирать гри­бы в лесу.

— Для души приятно и полез­но всё то, что приносит ей удовле­творение. Те же цветы требуют ухода, и порой они очень каприз­ны, но ведь как здорово потом благодарят они своей красотой, когда приходит время цвести.

Евгения Исаева №800(3) 15 января 2014

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама