О главном

Пожары на территории зоны были санкционированными

О случившемся в середине мая на территории особой экономической зоны экологическом ЧП сообщали все местные и даже некоторые республиканские СМИ. Напомним: из "бесхозных" резервуаров, находящихся на территории ОЭЗ, вылилась нефть. Сколько именно, неизвестно. Разброс цифр очень большой - от 20 до 200 тонн. Остановились, естественно, на меньшей.
Это "неизвестное количество" нефти стекло в расположенный поблизости овраг и бежавший по нему ручей. Там путь нефти преградили построенные бобрами плотины, что и спасло от попадания ее в Каму.

Выступая по этому вопросу на совещании городских руководителей, госинспектор Прикамского территориального управления Минэкологии РТ Любовь Чумакова заявила, что к работам по ликвидации ЧП будут привлечены ресурсы елабужских предприятий, что понадобится большое количество людей. Это вполне естественно, так как нефть в подобных ситуациях собирается вместе с загрязненной почвой, а потом утилизируется. В нашем же случае есть дополнительная трудность: в овраге, местами очень узком, техника работать не может.
Но эта трудность имеет и существенный плюс: место аварии скрыто от всеобщего обозрения (это, кстати, позволило руководству ЕлАЗа целую неделю пытаться справиться с последствиями ЧП самостоятельно). Место аварии специально будешь искать - не найдешь. Проверено.
А в начале июня по ночам в стороне промплощадки стал регулярно появляться дым. Одному из жителей 4 микрорайона даже удалось, стоя на балконе, сделать несколько снимков. В густых клубах на фото явно был виден огонь (за несколько километров!). А дымовую завесу можно было наблюдать до утра.
Поездка на место аварии подтвердила: горело здесь. Учитывая, что разжечь нефть (как и погасить потом) очень сложно, а также то, что пожары происходили исключительно по ночам, вывод напрашивался только один: поджоги проводились умышленно.
Это подтвердил и начальник Управления по делам ГО и ЧС в Елабужском районе и Елабуге Василий Николенко:
- Да, это были контролируемые возгорания. Техника в овраге работать не может, нефть приходилось собирать с поверхности воды вручную и отправлять на утилизацию. Мы приняли решение вырубить растущий вдоль ручья тростник и сжечь его на месте, потому что иначе нельзя было работать. Жгли в вечернее время, так как рядом находится автотрасса, а дым мог создать на ней аварийные ситуации.
В настоящее время, по словам Василия Николенко, ликвидация последствий аварии завершается, и работают здесь уже только спасатели.

О. Алексеева

№404(24) 14 июня 2006

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама