Колонка обозревателя

Страшная Моська

"Много шуму", как известно, бывает либо "из ничего" (по Шекспиру), либо "от пустой бочки" (по русской поговорке). В последнее время шум и пыль столбом взвились вокруг фильма "Код да Винчи".

Американец Дэн Браун написал детектив "Код да Винчи". Сам жанр (в его современном виде) предполагает, что речь идет не о литературе, а о чтиве. А на мировом рынке чтива прославиться сложно. Для этого нужна сенсация со скандальным оттенком. Вот Д. Браун и выбрал евангельскую историю: согласно его опусу, Мария Магдалина родила от Иисуса, и потомки этой пары дожили до наших дней. Прием банальный, известный со времен Герострата: нужно покуситься на то, что заведомо значительнее тебя, - и слава обеспечена. "Ах, Моська, знать, она сильна, коль лает на слона". Потом по книге сняли фильм.
С долей иронии можно констатировать, что версия американца выглядит даже правдоподобно, если учесть, что сегодня в мире проживает более сотни действующих "Христов" (например, наиболее известные российские мессии - Виссарион и Грабовой). Но любому здравомыслящему человеку понятно, что эта макулатурная бредятина никакого отношения к историческому Христу и Евангелиям не имеет. Обыкновенная пустышка. Еще и скучная. Как отметил один столичный журналист: "Фильм столь утомителен, что немногие досмотрят его до конца".
Однако христиане всего мира проявили неожиданную бдительность. Первым осудил фильм Ватикан. Не осталась в стороне и Россия. В Москве у памятника Пушкину собралась тусовка протестующих православных. Двое молодцеватых парней бойцовской выправки держали плакат "Код да Винчи. Покупаешь билет - продаешь Христа". Чуть впереди стоял "старец" с окладистой белой бородой, в черной рясе, поверх которой было одето нечто вроде бронежилета, перетянутого портупеей, естественно, с иконой Казанской Божией матери в руках. Голову "старца" венчала черная пилотка с монархической кокардой, на левой руке висели монашеские четки, - чистейший образец "спасителя отечества" от антихриста и жидомасонства (термин С. Нилуса). Вокруг кучковалась остальная массовка, грудью вставшая на защиту России от поганого фильма.
И подействовало. Запугали. В Туле фильм сняли с показа, правда, пока только в одном кинотеатре. "Московские партнеры объяснили тульским прокатчикам, что готовы идти на финансовые издержки, лишь бы не обострять отношения с Русской православной церковью". В Самаре местная православная организация обратились в прокуратуру с требованием запретить показ фильма "как оскорбляющего чувства верующих". Прокуратура тут же направила письмо в кинопрокат с предупреждением, что показ фильма недопустим, а в случае непослушания последуют штрафы.
Непонятно в данной ситуации вот что: православных кто-то насильно загоняет смотреть этот фильм? А если они не смотрят его, каким образом их чувства может оскорбить то, чего они не видели и не читали? Да и как при этом быть с чувствами атеистов и других неправославных обывателей, которых, надо думать, оскорбляет цензура и насилие со стороны православных? Возник достаточно опасный прецедент: церковь, которая конституционно и законодательно отделена от государства, расправляется с инакомыслием руками государственных силовых структур.
Поразительна при этом религиозная безграмотность православных, похоже, никогда не читавших не только Д. Брауна, но и Евангелий. Позволю напомнить слова Христа: "Посему говорю вам: всякий грех и хула простятся человекам; а хула на Духа не простится человекам; если кто скажет слово на Сына Человеческого, простится ему; если же кто скажет на Духа Святого, не простится ему ни в сем веке, ни в будущем" (Мф. 12, 31). Сыном Человеческим Христос именует в Евангелиях себя. Так что, надо полагать, Спаситель еще 2000 лет тому назад "авансом" простил Д. Брауну его грехи и хулу. Судя по всему, не знают православные и других слов Христа: "Мне отмщение, и Аз воздам", - если берут на себя роль земных цензоров и судей.
Неясно и то, с каких пор "оскорбление чувств" превратилось в юридическое понятие, на основании которого возможны действия прокуратуры. Так можно зайти далеко. Например, можно предположить, что печатаемая огромными тиражами и продающаяся в любой церковной лавке книга Сергея Нилуса "Близ есть, при дверех" может "оскорбить чувства" многих неправославных людей - и тоже во всем мире. Она содержит знаменитые "Протоколы сионских мудрецов", да и остальной текст имеет настолько антисемитский характер, что, помимо разных там неопределенных "чувств", вполне вписывается под юридически определенное "разжигание национальной розни".
Впрочем, я так думаю: на что нам этот Д. Браун? Мелочь. Давайте запретим Льва Толстого. Его, помнится, от церкви отлучили и "посмертной реабилитации" не последовало. А ведь книги его до сих пор издают, да еще в школах и вузах изучают. А ведь этот "христопродавец" "чувства верующих" вплоть до анафемы оскорбил. Христиане мы или нет? Все, сажусь и пишу в прокуратуру: книги Льва Толстого запретить, Ясную Поляну сжечь!..
В одной из своих предсмертных статей С. Аверинцев, православный богослов и ученый с мировым именем, с грустью заметил: "Современного человека трудно уговорить быть верующим, но легко уговорить быть фанатиком". В последнее время все чаще возникает ощущение, что вместо Христовой церкви мы имеем дело с обычной бюрократической организацией, которая в качестве образца праведности и милосердия демонстрирует обществу забубенную полицейщину.

А. Куклин

№404(24) 14 июня 2006

Комментарии


  • Поиск

  • Реклама